Духовная культура народов Сибири

Формат: doc

Дата создания: 15.05.2006

Размер: 27.39 KB

Скачать реферат


Министерство образования и науки Российской Федерации

Кафедра гуманитарных наук

РЕФЕРАТ

по истории Сибири

на тему: Духовная культура народов Сибири

Выполнила:

Проверил:

Новосибирск 2006

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………….…..3

БЫТ И КУЛЬТУРА СИБИРИ:………………………………………..…………..4

1. В XVII ВЕКЕ…………………………………………………………….....4

2. В XVIII ВЕКЕ………………………………………………………………7

3. В XIX ВЕКЕ……………………………………………………………….13

4. В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА………………………….………..19

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………...…………24

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………….……….25

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня, когда в стране происходит активный процесс формирования российской государственности и ориентация на субъекты федерации, в этих условиях возрастает необходимость того, чтобы местное население и особенно молодежь хорошо знали свой край, его историю, экономи­ку, географию, трудовые и культурные традиции, этнографию, этнопедагогику, этнопсихологию народов, живущих в нем, эколо­гию природы и культуры.

Известный краевед Сибири Г. Виноградов писал, что Си­бирь— это живой гигантский этнографический музей. Как в Грецию, Италию ездят изучать античность, так должны, ехать в Сибирь для изучения этнографии. Он справедливо ставил вопрос: «...можно ли считать среднее образование сибиряка завершенным без знаний материальной и духовной культуры таких этнических групп Сибири как буряты, якуты, монголы, остяки, самоеды, тунгусы, калмыки, киргизы, алтайцы, татары и вся категория палео­азиатов?»

Нам представляется необходимым и наше время поставить этот вопрос и в другом плане: можно ли считать завершенным высшее образование сибиряка, не говоря уже о представителях этих народов.

Безусловно, что па эти вопросы должен быть только отрицательный ответ.

Мне, как будущему академику и специалисту необходимо знать историю своих предков прежде всего потому, что знание нашей сибирской земли, ее прошлого и уверенность в ее большом будущем помогут нам хранить, беречь и укреплять родную землю.

БЫТ И КУЛЬТУРА СИБИРИ

1. БЫТ И КУЛЬТУРА СИБИРИ: В XVII ВЕКЕ

Пришлое население со своей культурой, сложившимся образом жизни попадало в новое социокультурное пространство. Надо было адаптироваться к новым условиям, усвоить местные тради­ции, принять своеобразие материальной и духовной культуры коренных жителей Сибири. В свою очередь пришлые влияли на быт и общественную жизнь аборигенов. Таким образом, в Сибири складывались определенные социально-экономические общест­венные отношения, представлявшие собой результат трансляции российского образа жизни на местную почву; стала формироваться особая сибирская народная культура как вариант общенациональ­ной русской культуры, явившей собой единство общего и особен­ного. Становление сибирской культуры происходило на основе складывавшихся в огромном регионе феодальных социально-экономических отношений. Итоги этого процесса в свою очередь влияли на облик и уровень развития сибирского общества. Про­цесс культурной адаптации имел и общие черты для всех сибиря­ков и по-особому проявлялся для каждого социального слоя.

Межкультурное взаимодействие коснулось орудий труда. Пришлое население немало позаимствовало у туземцев из орудий охоты и рыболовства, а туземцы в свою очередь стали широко использовать орудия земледельческого труда. Заимствования с той и другой стороны в разной степени проявились в сооружаемых жилищах, в хозяйственных постройках, в предметах быта и одеж­де. Например, в низовьях Иртыша и Оби русские жители заимст­вовали у ненцев и хантов малицы, парки, обувь из оленьего меха и многое другое. Взаимное влияние разных культур имело место и в духовной сфере, в меньшей степени - на ранних этапах освоения Сибири, в значительно большей - начиная с XVIII века. Речь идет, в частности, об усвоении некоторых феноменов религиозности коренного населения пришлыми людьми, с одной стороны, и о христианизации аборигенов - с другой.

Отмечается большое сходство казачьего быта с бытом корен­ного населения. И бытовые отношения весьма сближали казаков с аборигенами, в частности, с якутами. Казаки и якуты доверяли и помогали друг другу. Якуты охотно одалживали казакам свои каяки, помогали им в охоте и рыболовстве. Когда казакам по делам службы приходилось отлучаться на длительный срок, они передавали соседям-якутам на сохранение свой скот. Многие местные жители, принявшие христианство, сами становились служилыми людьми, у них появлялись общие интересы с русскими переселенцами, формировался близкий образ жизни.

Смешанные браки пришлых с туземками, как крещеными, так и остававшимися в язычестве, приобретали массовый характер. Следует иметь в виду, что церковь относилась к этой практике с большим неодобрением. В первой половине XVII века духовные власти высказывали беспокойство по поводу того, что русские люди «с татарскими и с остяцкими и вогульскими поганскими женами смешаются... а иные живут с татарками некрещеными как есть с своими женами и детей приживают».

Местная культура, как уже говорилось, несомненно влияла на культуру россиян. Но влияние русской культуры на туземную было значительно сильнее. И это вполне естественно: переход ряда коренных этнических групп от охоты, рыболовства и других примитивных промыслов к земледелию означал не только повы­шение уровня технологического оснащения труда, но и продвиже­ние к более развитой культуре.

Разумеется, процесс взаимовлияния культур был сложен. Цар­ский режим своей колониальной политикой в определенной степени сдерживал культурное развитие сибирского населения, как пришлого, так и аборигенного. Но имевшиеся в Сибири особенности социального устройства: отсутствие помещичьего землевладения, ограничение монастырских притязаний на экс­плуатацию крестьянства, приток политических ссыльных, заселе­ние региона предприимчивыми людьми - стимулировали его культурное развитие. Культура аборигенов обогащалась за счет российской общенациональной культуры. Повышалась грамот­ность населения, хотя и с большими трудностями. В XVII веке грамотными в Сибири были в основном люди духовного звания. Однако попадались грамотные и среди казаков, промысловиков, торговцев и даже крестьян. При всей ограниченности культурного развития в Сибири закладывался фундамент дальнейшего духовного обогащения ее жителей, которое стало полнее проявляться со следующего, XVIII века.

2. БЫТ И КУЛЬТУРА СИБИРИ: В XVIII ВЕКЕ

Известно, что быт и культура населения того или иного региона определяются многими факторами: природно-климатическими, экономическими, социальными. Для Сибири важным обстоятельством было то, что поселения, которые возникали зачастую как временные, с преимущественно защитной функцией, постепенно приобретали постоянный характер, начинали выполнять все более широкий спектр функций - как социально-экономических, так и духовно-культурных. Пришлое население все прочнее укореня­лось на освоенных землях, все больше приспосабливаясь к мест­ным условиям, заимствуя элементы материальной и духовной культуры у аборигенов и в свою очередь влияя на их культуру и образ жизни.

Занимаясь земледелием, в разных районах Сибири крестьяне изменяли традиционную русскую агротехнику, учитывая состоя­ние почв, климат, местные традиции, накопленный опыт освоения природы. Где-то использовалась деревянная соха, причем имелись ее районные разновидности, в других случаях в соху вносились усовершенствования, она приближалась к плугу, а плуг, как известно, - более производительное орудие, нежели соха. Приме­нялись и сугубо местные сельскохозяйственные орудия.

То же можно сказать и о жилище: свою специфику имели по­стройки в Западной и Восточной Сибири, в северных и южных районах. На окраинах Сибири, на Дальнем Востоке и особенно в низовьях Колымы, временные жилища русских на заимках мало чем отличались от хижин аборигенов.

По мере укоренения пришлого населения появлялась уличная планировка поселении, рассчитанных на долгую, а может быть, и постоянную жизнь в них. Отрабатывалась строительная техника «рубки» домов. Тип жилища функционально определялся: в нем была «светлица» (горница) и «стрепущая» (поварня), соединенные сенями. Вначале этот тип жилища появляется в Западной Сибири, а потом распространяется на восток и север. Ф.П. Врангель, например, описывал двухкамерное жилище колымчан. В этих домах летом окна были затянуты рыбьим пузырем, а зимой закры­вались льдинами. В обустройстве использовались элементы, перенятые у туземцев: якутский чувал вместо русской печи, оленьи шкуры.

В строительстве использовались все доступные породы де­ревьев, предпочтение же, если это было возможно, отдавалось кондовому лесу (сосновому или еловому). Окна закрывали пре­имущественно слюдой. Стекло стало производиться в Сибири с 60-х годов XVIII века, а также ввозилось из Предуралья. Техника строительства жилья заимствовалась из опыта, накопленного в Европейской России. Дома рубились, как правило, из двух «кле­тей», соединенных между собой. Вначале жилища строили без украшений, а затем стали украшать наличники, карнизы, калитки, ворота и другие элементы дома. Со временем жилище становилось более гармоничным, удобным для проживания. В разных районах Сибири встречались крытые дворы, что было весьма удобно для хозяев. В домах сибиряков-старожилов поддерживались чистота и порядок, что свидетельствует о достаточно высокой бытовой культуре этой категории поселенцев.

Многие переселенцы носили как традиционно русскую верх­нюю одежду, так и местную, например, национальный бурятский «ергач». На Колыме у переселенцев большой популярностью пользовалась нижняя и верхняя одежда из оленьего меха.

Русские люди перенимали у аборигенов и успешно использо­вали элементы местной культуры рыболовства, охоты, скотовод­ства. В свою очередь, велико было влияние бытовых стереотипов россиян на жизнь туземцев. Имеются свидетельства о том, что нижнеобские ханты покупали у русских муку, холст, шубы, цветное сукно, железные топоры, ножи, копья, стрелы, капканы для ловли зверей, огнива, котлы медные и железные, коноплю, кожи красные.

К концу XVIII века русский образ жизни усвоили манси, они стали говорить по-русски. Эвенки и эвены ясак платили преиму­щественно деньгами, а политикой христианизации предусматрива­лось, что новокрещеные из туземцев на три года освобождаются от; уплаты ясака и других налогов.

Ф.П. Врангель отмечал, что юкагиры «от беспрерывных сношений с русскими» переняли у них образ жизни, тип одежды и устройства хижин. Дома юкагиров построены из бревен, в них, как правило, одна просторная комната. Одежда юкагиров совершенносходна с одеждой живущих здесь русских. Большинство из них употребляет русский язык. «Инородцы» вогульского племени живут смешанно с русскими крестьянами и в силу этого по образу своей жизни и быту мало от них отличаются. Они все более

занимаются земледелием и переходят на оседлую жизнь. Юрты у

многих из них по удобству не уступают домам среднего достатка

государственных крестьян, с которыми они общаются. Алеуты также стали использовать заимствованные у русских орудия труда, огнестрельное оружие, начали строить срубные дома и т.д. Но вместе с тем они сохранили и традиционные жили­ща, знаменитые кожаные лодки (каяки), промысловую одежду.

Под влиянием русских стали меняться и социальные отноше­ния: начала разрушаться родовая община.

В рассматриваемое время слабее было влияние русской куль­туры на аборигенов южной части Дальнего Востока, на нивхов Сахалина. И хотя отношения у русских людей с аборигенами были дружественными, существовала .определенная изолированность, действовали защитные механизмы, что способствовало сохране­нию здесь черт первобытно-общинных отношений. Влияние русской культуры придет и сюда, но для этого потребуется еще некоторое время.

Царский режим сдерживал культурное развитие Сибири. Но вместе с тем здесь имелись факторы, благоприятствовавшие культурному росту российского и аборигенного населения. Среди них немаловажное значение имел приток политических ссыльных. К этому следует добавить и политику правительства в отношении образования населения, и деятельность многих предприимчивых и патриотически-настроенных людей.

До начала XVIII века в Сибири не было школ, детей и юноше­ство учили частные учителя. Но их было немного, сфера их влияния ограниченна. Некоторые премудрости образования постигали «самоуком», как, например, Семен Ульянович Ремезов. Этот человек остался в памяти сибиряков как выдающийся деятель культуры. Ему принадлежит труд по истории Сибири - Ремезовская летопись. Особенность этой летописи - использование элементов научного подхода. Ремезов также составил «Чертежную книгу Сибири» - географический атлас из 23 карт.

По царскому указу от 9 января 1701 года в Тобольск был по­слан «приказным человеком и дьяком» в Софийский митрополи­чий дом дворянин Андрей Иванович Городецкий. Ему было велено «для утверждения и расширения словес божьих на Софий­ском дворе, или где прилично, построя училище», обучать детей служителей церкви «грамоте, а потом словесной граматике и протчим на словенском языке книгам».

С 1702 года в Тобольск прибывает новый митрополит Филофей Лещинский. Его заботами и старанием построено здание духовного училища, чтобы учить в нем отроков. Но еще много трудностей, нет нужных для учебы книг. В феврале 1703 года начальник Сибирского приказа А.А. Виниус распорядился купить на Печатном дворе 300 азбук, 100 часословов, 50 псалтырей «учительных» и послать в училище в Верхотурье для продажи с прибылью «из приказной избы верхотурским всяких чинов людям для научения детей». Примечательно, что через год смета верхо-турского училища свидетельствовала о значительном спросе на азбуки: люди тянулись к свету знания.

Детей церковнослужителей учили начальной грамоте, т.е. чи­тать, писать и петь церковные службы. В начале XVIII века, примерно в 1705 году, в Сибири происходит радостное событие: в Тобольске создается первый церковный театр. Заслуга в его создании принадлежит митрополиту Лещинскому.

В 20-х годах XVIII века духовная школа в Тобольске уже дос­таточно активно работала. В 1727 году обучалось 57 учеников в школе при архиерейском доме и 14 — при Знаменском монастыре, что для того времени было совсем не мало! В 40-х годах эта школа была преобразована в семинарию. В Тобольске функционировали также классы татарского языка и иконописи. В них принимали десятилетних подростков и обучение длилось до достижения ими 20 лет. Гуманитарное образование сочеталось с приобщением молодых людей к духовному искусству.

В 1725 году была создана духовная школа в Иркутске при Воз­несенском монастыре, а в 1780 году в этом городе была открыта вторая в Сибири семинария.

Духовные школы готовили кадры и для гражданских учрежде­ний. При школах были библиотеки с книгами, в том числе и редкими, рукописями и другими богатствами духовной культуры. В распространении культуры важную роль играла миссионерская деятельность церкви. Для такой деятельности имелось и соответ­ствующее правовое основание - указ митрополита Филофея, изданный в 1715 году. Миссионеров готовили из детей хантов и манси. В дальнейшем десятки других миссий создавали аналогич­ные школы, в которых обучались сотни людей. Церковь тем самым в какой-то степени добивалась достижения поставленных просветительских целей. Но эти школы были не очень жизнеспо­собными, многие из них, просуществовав совсем недолго, закры­вались.

Светские учебные заведения появились в основном позже ду­ховных, хотя были и исключения: цифирная школа в Тобольске открылась в первой четверти XVII века. В ней было около

200 учащихся.

Организовывались и гарнизонные школы, в которых обучались грамоте, военному делу и ремеслам. Готовили переводчиков и толмачей: первых - для письменного, а вторых — для устного перевода с русского языка и на русский язык. Были открыты также профессионально-технические школы, среди них — заводские, навигацкие, геодезические. О созданном в Барнауле горном училище уже говорилось в этой главе. Появились и медицинские школы. С конца XVIII века в Сибири открываются народные училища. В Иркутском и Тобольском училищах наряду с другими предметами изучали и ряд языков. В Иркутском училище это были монгольский, китайский и маньчжурский языки, а в Тобольском - еще и татарский.

Важную роль в обучении грамоте крестьян сыграли старооб­рядцы, у которых имелся значительный культурный потенциал.

Создавались библиотеки, среди которых были учебные, пуб­личные и частные. Библиотека тобольского ямщика Ивана Леонть­евича Черепанова насчитывала 400 книг - по тем временам это было очень солидно. В книгохранилищах преобладала духовная литература, светская была представлена слабо.

К культурным достижениям того времени следует отнести и открытие в 1789 году в Тобольске купцом первой гильдии Васили­ем Дмитриевичем Корнильевым типографии. В ней печатались книги и журнал «Иртыш».

Говоря о продвижении в сфере культуры сибирских россиян и аборигенов, нельзя в то же время не отметить, что существенные изъяны имелись в области здравоохранения. Бичом туземцев оставались трахома, туберкулез, цинга. И аборигены, и россияне периодически страдали от эпидемий сибирской язвы.

3. БЫТ И КУЛЬТУРА СИБИРИ В XIX ВЕКЕ

В XIX веке продолжалось влияние русской культуры на образ жизни сибирских аборигенов. Правда, это влияние на дальнем юго-востоке и северо-востоке было значительно слабее, чем в Западной Сибири, что обусловливалось не только большими расстояниями, но и формальным характером влияния. Это касается, в частности, и распространения христианства. Результатом миссионерской деятельности очень часто была не монорелигия, а двоеверие. Христианство причудливо сочеталось с язычеством. Так, буряты, принимая христианство, сохраняли свои шаманские верования и обряды. Трудности в приобщении аборигенов к христианской вере были связаны с тем, что сами аборигены противились этому, а миссионеры относились к своей задаче достаточно нормально.

С. С. Шашков в работе «Сибирские инородцы» писал: «Нужно рассеять окружающий инородцев мрак невежества, освободить их от разных отвратительных пороков, от грязи кочевой жизни, а всего этого можно достигнуть только посредством образования. Русской цивилизации предстоит здесь огромная и трудная задача не изменить внешнюю культуру инородцев, но и реформировать их общественный быт, облагородить их общественные и семейные нравы».

В развитии образования у народов Сибири в XIX столетии бы­ли достигнуты определенные результаты. Так, алтайцы обрели письменность, В 1868 году были опубликованы букварь, а затем и грамматика алтайского языка. Складывались предпосылки станов­ления алтайской литературы.

Положительное влияние на систему образования в Сибири ока­зала проводившаяся в 1803-1804 годах школьная реформа. В соот­ветствии с ее установками Россия была поделена на шесть учеб­ных округов, Сибирь вошла в состав Казанского округа, интеллектуальным центром которого был Казанский университет. Вместе с тем для предотвращения свободомыслия учебные заведе­ния были поставлены под надзор генерал-губернаторов. И в те времена, как и сейчас, финансирование образования осуществля­лось но «остаточному принципу». На народное образование Сиби­ри в 1831 году было выделено 0,7 процента расходной части бюд­жетов элитных западносибирских гимназий, а к 1851 году эта доля достигла 1,7 процента, но это было совсем немного. Особен­но плохо складывалась ситуация с развитием образования у ко­ренных народов, и в первую очередь у жителей Крайнего Севера. Потребность в образовании была огромной, но возможности полу­чать его были ограниченными, политика образования - непроду­манной. Лучше, чем у других аборигенов, обстояли дела с образо­ванием у бурятов: еще в 1804 году было создано Балаганское бурятское малое народное училище. Но судьба его оказалась тя­желой, вскоре оно закрылось. Примерно такая же ситуация наблю­далась и на других туземных территориях. Недоставало подготов­ленных учительских кадров.

Однако в Сибири существовал и уникальный источник попол­нения этих кадров: учителя находились среди ссыльных, особенно политических. Большую заботу об образовании населения Сибири проявляли декабристы, сосланные в этот суровый край. Среди них - Г.С. Батеньков, Н.А. и М.А. Бестужевы, М.С. Лунин, В.Ф. Раевский и многие другие. Они выступали за создание так называемых ланка­стерских школ, т.е. школ взаимного обучения, разрабатывали про­граммные требования, направленные на развитие культуры и про­свещения в Сибири. Среди этих требований - создание широкой сети начальных школ за счет добровольных пожертвований местно­го населения, предоставление ссыльным законного права на обуче­ние детей, увеличение числа средних учебных заведений, казенное содержание в учебных заведениях столицы выпускников сибирских гимназий, создание при Иркутской гимназии специального класса по подготовке к службе в Сибири, открытие университета в Сибири. Это последнее требование поддерживалось прогрессивно настроен­ными деятелями России и Сибири, в том числе предпринимателями. Но создание университета было делом будущего, он был открыт в Томске в 80-е годы XIX века.

Многие идеи патриотов Сибири постепенно воплощались в жизнь. В 1817 году в Западной Сибири было четыре городских приходских училища, в 1830 году их стало семь, в 1840 - девять, в 1855 году - пятнадцать. В этот же период действовали семинарии в Тобольске и Иркутске, в 1858 году семинария была создана и в Томске.

Декабристы, и среди них уроженец Тобольска Г.С. Батеньков, в своих публикациях 40-50-х годов выступали за «вторичное при­соединение» Сибири как «равноправной и неотъемлемой спутни­цы русского народа». Г.С. Батеньков писал своим друзьям: «При­вязанность к той стране, где, кажется, сама природа бросает только крошки безмерного своего достояния, где живут в казни за преступ­ление и имя которой, как свист бича, устрашает; привязанность к этой стране - вам не понятна... но... родимая сторона образует на­ши привычки, склонности и образ мыслей. Ищи счастье, говорят ;мне, но счастье на чужой земле - не свое счастье».

Усилия, направленные на культурный расцвет Сибири, давали положительные результаты. Историк П.А. Словцов (1767-1843), |автор фундаментального труда «Историческое обозрение Сибири», отмечал, что «три века совместной жизни русского народа и |аборигенного населения позволили Сибири включиться в общий мировой истории и в развитие мировой культуры».

Крупный предприниматель и купец М. Сидоров предложил состояние на устройство в Сибири университета. В его послужном списке немало добрых дел по части помощи науке, образованию, он содействовал строительству школы при Туруханском монастыре, защищал аборигенов от произвола местных властей и т.д.

В значительной степени благодаря заботам сибирского купечества в Томске в 1880 году был заложен, а в 1888 году открыт первый в Сибири университет, и сегодня остающийся предметом гордости сибиряков.. Появлению Томского университета предшествовало соизволение царя об учреждении «Императорского сибирского университета в гор. Томске». На первом, главном, корпусе универ­ситета водрузили портрет Ермака. Закладка здания и выдающийся подвиг Ермака были отделены друг от друга тремя столетиями, и это были две великие вехи в освоении Сибири.

Впервые идея о необходимости создания сибирского универ­ситета была высказана в 1803 году в «Предварительных правилах народного просвещения», разработанных в Министерстве народ­ного просвещения. Тогда предполагалось построить его в Тоболь­ске. С самого начала эта идея нашла отклик у сибирской интелли­генции и предпринимателей. Об отношении к этому вопросу декабристов уже говорилось. За создание университета настойчиво выступал историк П.А. Словцов. П.Н. Демидов, чьи интересы бы­ли связаны и с Алтаем, внес крупную сумму на его строительство. Томский золотопромышленник 'З.М. Цибульский направил в 1856 году послание министру просвещения с требованием вер­нуться к идее сибирского университета. В одной из своих статей он писал: «Наши начинания, касаются ли они науки и воспитания, городского хозяйства или промышленности, почти всегда оказы­вались дурно исполненными вследствие недостатка знания; мы желаем исследовать Сибирь для себя, а между тем к нам приезжа­ют Нарденшельды, Бремы, представители чужих интересов. Неисчерпаемые естественные богатства Сибири лежат нетронутыми, ожидая умелых рук для их разработки».

Идея сибирского университета получила поддержку в выступ­лениях Н.М. Ядринцева, Г.Н, Потанина, С.С. Шашкова и других сибирских ученых. Она была подкреплена развитием среднего об­разования в сибирских городах. Сами города, свидетельствующие об укоренении культуры и цивилизации, непрерывно росли, насе­ление их увеличивалось, происходили качественные перемены в мировоззрении людей и в их ожиданиях. В середине 60-х годов население Омска составляло 26,7 тысячи человек, а к 1897 году оно возросло до 37,4 тысячи. В Томске за этот период количество жителей увеличилось с 19,8 тысячи до 52,2 тысячи, в Иркутске - с 25,2 до 51,5, в Чите - с 4 до 11,5, в Красноярске - с 8,8 до 26,7, в Барнауле - с 12,9 тысячи до 21,1 тысячи человек. Появился новый город, которому предстояло большое будущее, - Новониколаевск. Его население в 1897 году составляло 7,8 тысячи человек.

В 1875 году генерал-губернатор Западной Сибири П.Г. Казнаков вновь поднял вопрос о строительстве университета. На право стать университетским центром претендовали семь городов Сиби­ри. Предпочтение было отдано Томску. Определили структуру университета: предполагалось, что в нем будут историко-филологический, физико-математический, юридический и меди­цинский факультеты. Но когда в 1888 году Томский университет открылся, там был только один факультет - медицинский, на ко­торый было принято 72 студента. Первый выпуск состоялся в 1893 году. В 1898 году был организован юридический факультет. В университете работали выдающиеся ученые, материально-техническая база была по тому времени весьма высокого уровня.

Рядом с университетом в Томске был построен технологиче­ский институт (ныне это Томский государственный технический университет), начавший работу с осени 1900 года и готовивший инженеров для Сибири. Потребность в инженерных кадрах стала особенно большой в связи со строительством и с эксплуатацией Транссибирской магистрали. Подготовленные специалисты шли и в другие отрасли производства, в науку, образование, в сферы предпринимательства и обслуживания.

В культурное развитие Сибири внесли свой вклад не только сибирские и российские энтузиасты, но и представители других стран, увидевшие большие возможности огромного края. В числе был и немецкий доктор Ф.В. фон Геблер, который в 1808 году предложил свои услуги России и в течение всей жизни самоотверженно трудился в горном ведомстве в Колывано-Воскресенском округе. В 1820 году Геблера назначили главным инспектором всех госпиталей и аптек Колывано-Воскресенского округа. Кроме своих прямых обязанностей он с большой пользой занимался естествознанием, сделал ряд открытий в области энтомологии. В 1837 году Геблер опубликовал «Обзор Катунского хребта, наивысшей вершины Алтайских гор», удостоенный Демидовской премии. В 1823 году при содействии горного начальника и гражданского губернатора П.К. Фролова он организовал Барнаульский музей.

В области здравоохранения и медицины были достигнуты определенные успехи: строились больницы и амбулатории, Томский университет готовил врачей. Но врачей все же не хватало, больницы были бедными, из-за тяжелых условий жизни как у коренного, так и пришлого населения болели люди очень много. Страшной болезнью была проказа - «ленивая смерть», как называли ее яку­ты. Часто вспыхивали эпидемии чумы, холеры, тифа. И в том, что многие больные излечивались в трудных условиях Сибири, была несомненная заслуга врачей и другого медицинского персонала, трудившегося на ниве здравоохранения.

Следует еще раз подчеркнуть, что в XIX веке, как и в предше­ствующие времена, весьма трудно и противоречиво протекал про­цесс цивилизационного развития Сибири. Продолжалось слияние разных потоков российской культуры и культуры аборигенов. При­родное богатство края, относительная свобода труда, благоприят­ные условия для реализации предприимчивости, творческие дерза­ния прогрессивной интеллигенции, высокий уровень образования и культуры у политических ссыльных, их свободомыслие обусловли­вали своеобразие духовного и культурного развития жителей Сиби­ри. Поражали высокие темпы распространения культуры, большая грамотность сибирского населения по сравнению с населением цен­тральной части России, стремление сибиряков содействовать про­цветанию своего края. Все это находило отражение в своеобразии сибирской литературы, театра, журналистики, музыки, самодея­тельного и профессионального искусства.

4. БЫТ И КУЛЬТУРА СИБИРИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Современники отмечали, что грамотность населения в Амурской и Приморской областях и на Сахалине была выше, чем во многих европейских губерниях России, в том числе и в таких развитых, как Калужская и Нижегородская. Это было обусловлено особыми обстоятельствами: дело было не в хорошо развитой системе образования, а в том, что в Сибири было много пришлого и временного населения - военных, торговцев, чиновников. Имелись в Сибири и территории, где постоянное русское население было

полностью неграмотным, - это область Ангары и некоторые другие.

Но следует отметить, что система образования складывалась и приобретала все более сложные формы. В рассматриваемое время в Сибири создавались и укреплялись учебные заведения, дававшие среднее образование. К их числу относилось 10 мужских гимназий и 15 женских. Преобладали государственные учебные заведения, но две женские гимназии содержались за счет частных средств. Были семиклассные школы в Тобольске и институт для благород­ных девиц в Иркутске, имелось шесть реальных училищ. В Иркут­ске функционировало среднее промышленное училище. Было в Зауралье также шесть духовных и шесть учительских семинарий. Проводников образования и культурных торговцев готовили учи­тельский институт и среднее коммерческое училище. Во многих сибирских городах существовали трех-, четырехклассные женские прогимназии.

Патриотическая интеллигенция, сибирские предприниматели искали пути и средства приобщения населения к культуре. Созда­вались общества, ориентированные на повышение грамотности сибиряков, приобщение их к ценностям духовной культуры. Од­ним из них было Общество попечения о народном образовании, созданное в 1880 году известным томским просветителем П.И. Макушиным. Результатом его деятельности было открытие шести школ для детей из бедных семей, ряда профессиональных школ и классов, бесплатных библиотек и музея. В Барнауле, Колывани, Каинске, Омске и других городах стали создаваться аналогичные структуры. В 1897 году была предпринята попытка создания такого общества и в Новониколаевске, но сломить адми­нистративные препоны оказалось непросто, и оно обрело права гражданства только к 1909 году. К этому времени в Новониколаев­ске было уже несколько учебных заведений. Однако все они, за исключением женской гимназии, давали своим питомцам только начальное образование. В октябре 1906 года открылось частное учебное заведение с программой реального училища, в котором предпочтение отдавалось дисциплинам естественно-научного цик­ла. Спустя три с небольшим года оно было преобразовано в прави­тельственное шестиклассное, а затем семиклассное реальное учи­лище. Училище находилось в стесненном финансовом положении, новониколаевская казна могла выделить ему весьма скромные сред­ства, и тем не менее количество учащихся росло. Если на 1 января 1910 года в нем числилось 172 реалиста, то на 1 января 1913 -уже 240. В юбилейном 1913 году, когда отмечалось 300-летие Дома Романовых, училище не было забыто. В феврале 1913 года Николай II присвоил Новониколаевскому реальному училищу имя Дома Романовых. С 1910 года для училища начали строить здание, которое к осени 1912 года было введено в строй.

Еще в XIX столетии в Сибири началось становление высшего образования. Были открыты университет и технологический институт в Томске, затем настало время Восточного института во Владивостоке (в связи с начавшейся русско-японской войной последний временно переведен в Верхнеудинск). Большую роль в развитии сибирского высшего образования сыграл выдающийся российский ученый Д.И. Менделеев. Он входил в состав комиссии по организации Томского университета как полноценного вуза, не только имевшего гуманитарный профиль, но и включавшего в себя физико-математический факультет и инженерное отделение. Однако предположения Д.И. Менделеева тогда не были реализованы. Позже он входил в состав комиссии по учреждению Томского технологического института, который должен был включать два отделения: механическое и химико-технологическое. Проект об учреждении технологического института был утвержден 14 марта 1896 года Государственным советом, а в апреле того же года подписан Николаем П. Большую помощь оказал Д.И. Менделеев в расширении этого института, в создании в нем еще двух отделений: горного и отделения инженерного строительства.

Заслуги Д.И. Менделеева в развитии сибирского высшего об­разования высоко оценивались и официально признавались. В 1904 году решением ученых советов он был признан почетным членом сначала Томского технологического института, а затем и Томского университета. Д.И. Менделеев заботился о многогран­ном развитии как духовной, так и материальной культуры Сибири. Ему принадлежал проект развития производительных сил Сибири путем использования в производстве уральских руд и кузнецкого угля. Этот проект был реализован уже после 1917 года.

Студентами Томского университета первоначально станови­лись преимущественно выпускники духовных семинарий. Но были среди его студентов также выходцы из семей чиновной элиты, разночинцев, купцов и других слоев общества. Университет ока­зывал возрастающее идейное и просветительское влияние на ог­ромный край.

Университетская профессура обращала внимание на изучение региональной проблематики. Профессор В.В. Сапожников опуб­ликовал два интересных и ценных труда об Алтае, профессор М.Н. Соболевский - серию работ о местных сибирских хозяйст­венных проблемах. Проводились научные экспедиции по исследо­ванию истории края и его природных ресурсов. Профессора том­ских вузов читали для населения публичные лекции, вели работу в просветительских обществах, много делали для повышения поли­тической культуры граждан.

Интересы общества становились приоритетными для ученых и философов России и Сибири. Н.Ф. Федоров в 1906 году подгото­вил работу «Философия общего дела», в которой отмечал: «Наука своими изобретениями (улучшенными путями сообщения) дает возможность и отдаленному Востоку и дальнему Западу принять участие в битве, в деле взаимного уничтожения... как полном при­ложении всего знания с дальнобойным и скорострельным оружи­ем, с бездымным порохом... в битве на земле и на воде, под землею и под водою... История есть "Восточный вопрос", вопрос об опол­чении Востока на Запад, или Запада на Восток, есть борьба между Востоком и Западом не на живот, а на смерть; разрешение же восточного вопроса будет примирением Востока с Западом, объ­единением их и уже не на смерть, а на воскрешение и живот...» Общее дело, подчеркивал философ, состоит не в разобщении лю­дей, а в их сплочении, в создании для всех единого образователь­ного пространства. Но дело это было сопряжено со многими трудностями.

У малочисленных сибирских народностей духовная культура в начале XX века находилась на родоплеменном уровне. В 1913 году на Чукотке было три начальные школы, в которых обучалось 36 детей. Своей письменности, тем более письменной литературы, малочисленные этносы не имели. Некоторые из них, например, коряки, были поголовно неграмотными. Даже в 20-е годы, как об этом свидетельствует перепись 1926-1927 годов, кочевое населе­нные было сплошь неграмотным.

Следует отметить, что до 1917 года на национальных окраинах России письменность отсутствовала у 110 народов. Бесписьменными были алтайцы, тувинцы, хакасы, малочисленные народы Се­рвера и Востока. Даже такая сравнительно развитая нация, как бу­ряты, чьи представители добились больших успехов в сфере и культуры и науки, в целом не имела оснований для гордости в этом отношении. В 1916 году только 42 бурята окончили семинарию. Согласно переписи 1911 года, в начальных школах Иркут­ян губернии и Забайкальской области обучались 3219 бурят 2605 мальчиков и 612 девочек, что составляло 5-6 процентов от общего количества бурятских детей. Неграмотность, экономическая и культурная отсталость были ощутимы во всем.

Отставание великой державы, наличие в ней консервативных традиций, разгул полицейского государства уже много десятилетий назад вызывали тревогу у лучшей части общества, его интеллектуально-нравственной элиты. Эта озабоченность особенно чувствовалась в Сибири, и тому были все основания.

Надо иметь в виду, что, рассуждая о духовной культуре, я брала только то, что лежит на поверхности, и совершенно не говорю о фундаментальной науке и ее приложениях, об искусстве, о развитии всех форм общественного сознания, о системе ценностей, без которых не может существовать никакая культура. И если бы еще обладать даром предвидения, понимать, что индустриальная цивилизация - не последняя ступень в развитии человечества, что это только промежуточная станция на пути к информационному обществу, которого нет и не может быть без развитой, многообразной духовной культуры!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

За долгие века исторического развития народами Сибири создана богатая и своеобразная духовная культура. Формы и содержание ее были обусловлены в каждом регионе уровнем развития производительных сил, а также конкретными историческими событиями и природными условиями.

Понятие культура весьма обширно. В обыденном сознании «культура» понимается как собирательный образ, объединяющий искусство, религию, образование и науку.

Имеются также понятия материальной и духовной культуры. Но важнейшими признаками культурности человека являются:

1. уважение к минувшему, по определению А.С. Пушкина, - важнейшая черта, отличающая цивилизованность от дикости.

2. элементарное поведение человека в обществе в его отношении к людям, всему окружающему.

В современных условиях, когда в многонациональной России исторические судьбы ее народов переплетались тесным образом, их дальнейшее движение по пути прогресса возможно не в изоляции друг от друга, а в тесном и прочном контакте. От ясного понимания этой закономерности зависит преодоление трудностей, вставших на нашем пути, плодотворное сочетание традиционного и нового в национальной культуре.

Целью моего реферата было изучить развитие культуры народов Сибири на разных временных этапах. В целом результаты так называемого «культурного строительства» у народов Сибири неоднозначны. Если одни мероприятия способствовали подъему общего развития аборигенного населения, то другие – тормозили и нарушали традиционный уклад, создававшийся веками, обеспечивающий устойчивость жизни сибиряков.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Алексеев А.А. «История Сибири: курс лекций. Часть 1». – Новосибирск.. СГГА, 2003.-91с.

  2. Кацюба Д.В. «Этнография народов Сибири: учеб. пособие». – Кемерово, 1994. – 202с.

  3. Олех Л.Г «История Сибири: учеб.пособие/ Л.Г.Олех.-Изд.2-е перераб и доп. – Ростов н/Д.: Феникс; Новосибирск: Сибирское соглашение, 2005.-360с.»

Подобные документы: