Территории в международном праве

Формат: doc

Дата создания: 10.11.2000

Размер: 18.95 KB

Скачать реферат


Министерство общего и профессионального

Образования Российской Федерации

Российский Государственный Гуманитарный Университет

Факультет Защиты Информации

Студент 3 курса д/о

Борисов Сергей

Реферат по предмету “Международное Право”

На тему:

Территории в Международном Праве

Москва 2000

ПЛАН

  1. Введение.

  2. Государственная территория

  3. Граница

  4. Международное морское право

5. Внутренние воды – вид морских пространств.

1.1 Классификация морских пространств.

1.2 Понятие внутренних морских вод.

6. Порядок захода иностранных судов в морские порты.

7. Арктика и Антарктика

8. Список Литературы

Введение

В своем реферате я хочу уделить внимание территориям в международном праве, международно-правовому режиму Мирового океана, проблемам Арктики и Антарктики, но не затрагивать космическое право, т.к. оно не является частью моего доклада.

Под территорией в международном праве понимается пространство с определенным правовым режимом – часть земного шара (сухопутная, водная территории, недра и т.д ), а также космическое пространство и небесные тела. Правовой статус территорий определяется нормами внутригосударственного законодательства и международного права.

По правовому режиму территории подразделяются на государственные, территории со смешанным режимом и территории с международным режимом.

Государственные территории являются материальной базой существования соответствующего государства и находятся под его суверенитетом. Основу правового статуса государственных территорий составляют норма национального права.

Территории со смешанным режимом (континентальный шельф и экономическая зона) не входят в состав государственных территорий. Территории с международным режимом (открытое море за пределами территориальных вод, международный район морского дна, реки, проливы и т.д.). Правовой режим этих территорий определяется международными договорами.

Государственная территория

Государственная территория- это часть земного шара, находящаяся под

суверенитетом соответствующего государства. Государственную территорию

образуют: сухопутная территория, водная территория, воздушная территория,

недра. Условной государственной территорией принято считать морские,

воздушные, космические корабли, находящиеся вне пределов государственной

территории, а также трубопроводы, другие сооружения.

В пределах государственной территории государство осуществляет свое

территориальное верховенство и национальную юрисдикцию.

Современное международное право запрещает насильственное изменение

государственной территории. Территория государства может изменяться в

результате:

  1. Разделения существующего государства, выхода части территории из состава государств, объединения двух или нескольких государств.

  2. Национально освободительной борьбы и реализации права на самоопределения.

  3. Обмена государственными территориями по соглашению сторон.

  4. Применения мер ответственности за агрессию.

  5. Цессии-уступки права на территорию.

Граница

Государственная граница - линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющая государственную территорию, пространственный предел государственного суверенитета.

Прохождение границы устанавливается:

  • на суше – по характерным точкам, линиям рельефа или ориентирам.

  • на море – по внешнему пределу территориальных вод

  • на реках – по середине главного форватера либо по их середине.

Государственные границы устанавливаются в договорном порядке. При этом вначале решается вопрос о делемитации, т.е. юридической принадлежности определенной территории. Делимитация предполагает определение в договорном порядке общего направления прохождения государственной границы с обозначением ее на карте. Далее осуществляется демаркация – проведение линии границы на местности с одновременным обозначением ее пограничными знаками- столбами, пирамидами и т.п., на воде- створами, вехами и т.п.

Режим государственной границы устанавливается национальным законодательством и международными договорами и включает правила:

содержания границы;

пересечения границы лицами и транспортными средствами;

пропуска через границу лиц и товаров;

ведения на границе хозяйственной и иной деятельности;

разрешения пограничных инцидентов;

От режима государственной границы следует отличать пограничный режим – режим пограничной зоны, территориальных и внутренних вод. Пограничный режим нацелен на создание необходимых условий для охраны границы. Ширина пограничной зоны не превышает, как правило, пяти километров.

Порядок отсчета территориального моря:

  1. От линии наибольшего отлива – 12 миль

  2. От прямых исходных линий, соединяющих выступающие в море точки побережья, если береговая линия глубоко изрезана и извилиста – 12 миль

  3. От внутренних морских вод – 24 мили

Пространство со смешанным правовым режимом:

Шельф – поверхность и недра морского дна, простирающееся от внешней границы территориального моря.

  1. до глубины покрывающих вод 200м.

  2. Или за этим пределом, до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов.

Международное морское право

Международное морское право является одной из наиболее древних частей международного права, уходя­щей своими корнями в эпоху античного мира. Но его кодификация впервые была осуществлена лишь в 1958 году в Женеве І Конференцией ООН по морскому праву, которая одобрила четыре конвенции: о территориаль­ном море и прилежащей зоне; об открытом море; о кон­тинентальном шельфе; о рыболовстве и охране живых ресурсов моря. Эти конвенции и в настоящее время имеют силу для участвующих в них государств. Положе­ния этих конвенций в той степени, в которой они декла­рируют общепризнанные нормы международного права, в частности международные обычаи, должны уважаться и другими государствами. Но при этом надо иметь в виду, что вскоре после принятия Женевских конвенций по морскому праву 1958 года новые факторы истори­ческого развития, в частности появление в начале 60-х годов большого числа независимых развивающихся госу­дарств, потребовавших создания нового морского пра­ва, отвечающего интересам этих государств, равно как возникновение в результате научно-технической револю­ции новых возможностей освоения Мирового океана и его ресурсов, привели к глубоким изменениям между­народного морского права. Эти изменения и нашли отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, которую подписали 157 государств, а также ЕЭС и от имени Намибии Совет ООН по Намибии.

Некоторые подсчеты показывают, что в целом в Конвенции содержится примерно 1500 норм и положений, создающих конкретные обязательства для государств по их выполнению и соблюдению. Из этого числа сотни норм совершенно новых.

Принятия такого рода норм привело к существенному изменению правового режима морских пространств, к установлению новых правоотношений между государствами при пользовании морями и океанами, их ресурсами.

Новые нормы относятся как к режимам открытого моря, территориального моря, приливов, архипелажных вод государств-архипелагов, исключительных экономических зон и континентального шельфа, режиму островов, замкнутых и полузамкнутых морей, так и к правам внутриконтинентальных государств на доступ к морю, мерам по предотвращению загрязнения морской среды и т.д.

Особое место в Конвенции занимают нормы, направленные на регламентацию использования морских пространств.

Помимо указанных выше конвенций международное морское право включает зна­чительное число других международных соглашений и международных обычаев, которые определяют правовой режим морских пространств. На правовом режиме внутренних вод я хочу подробнее остановиться в своей курсовой.

Внутренние воды – вид морских пространств.

1.1 Классификация морских пространств.

Пространства морей и океанов на нашей планете с международно-правовой точки зрения подразделяют­ся на:

1) пространства, находящиеся под суверенитетом различных государств и составляющие территорию каж­дого из них;

2) пространства, на которые не распро­страняется суверенитет ни одного из них.

Принадлежность части Мирового океана к одному из указанных видов морских пространств определяет, таким образом, правовое положение, или правовой статус, этой части моря. Правовой же статус какого-либо морского пространства оказывает большое воздействие на порядок установления и содержания правового режима, регули­рующего деятельность в данном пространстве. При этом, естественно, учитываются и иные обстоятельства, в част­ности значение соответствующего морского пространства для коммуникаций и различных видов сотрудничества между государствами.

В состав территории страны, имеющей морское побережье, входят части моря, расположенные вдоль его берегов и именуемые внутренними морскими водами и территориальным морем (или территориальными во­дами — оба термина равнозначны). В состав террито­рии государств, состоящих полностью из одного и более архипелагов, входят архипелажные воды, расположен­ные между островами внутри архипелага.

Внутренние морские воды, территориальное море и архипелажные воды — лишь небольшая часть Мирового, океана. Огромные пространства морей и океанов за их пределами не входят в состав территории и не подчине­ны суверенитету ни одного из государств, то есть имеют иной правовой статус. Однако классификация морских пространств только на основании их правового статуса не носит исчерпывающего характера. Как показывает практика, два, а иногда и более, морских пространства, имеющих одинаковый правовой статус, тем не менее име­ют различные правовые режимы, которые регулируют в каждом из них соответствующую деятельность. Право­вой режим внутренних морских вод в некоторых важ­ных аспектах отличается от правового режима террито­риального моря, а правовой режим архипелажных вод не совпадает с правовым режимом ни внутренних вод, ни территориального моря, хотя все эти три части морских вод считаются соответственно водами прибреж­ного государства, то есть имеют единообразный право­вой статус. Еще более пеструю картину можно наблю­дать в рамках морских пространств, не подпадающих под суверенитет ни одного из государств и находящих­ся за пределами территориальных вод. Они состоят из районов, отличающихся друг от друга специфиче­ским правовым режимом (прилежащая зона, исключи­тельная экономическая зона, континентальный шельф и т. д.).

Указанные обстоятельства учитываются при класси­фикации морских пространств.

Отдельный вид морских пространств составляют проливы, используемые для международного судоходст­ва. В их пределах находятся воды, имеющие не только различные правовые режимы, но и различный правовой статус. Поэтому сами эти проливы делятся на ряд категорий.

Своеобразна ситуация с некоторыми важнейшими морскими каналами. Они, будучи искусственными соору­жениями прибрежного государства и его внутренними водами, ввиду большого значения для международного судоходства подчинены специфическому международно-правовому режиму.

Таким образом, правовая классификация морских пространств должна осуществляться с учетом правового статуса и особенностей правового режима конкретного морского пространства. Этот подход соответствует исто­рически сложившейся традиции и в своей основе опи­рается также на Конвенцию по морскому праву 1982 года.

1.2 Понятие внутренних морских вод.

В состав территории каждого государства, имеющего морское побе­режье, входят внутренние морские воды. Международ­ные соглашения и национальные законы различных государств относят к ним воды, находящиеся между берегом государства и прямыми исходными линиями, принятыми для отсчета ширины территориального моря. Внутренними морскими водами прибрежного государства считаются также:

  1. акватории портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов;

  2. мо­ря, полностью окруженные сушей одного и того же государ­ства (например, Аральское море), а также моря, все побережье которых и оба берега соединения с другим морем (или океаном) принадлежат одному и тому же государству (например, Азов­ское море. Белое море);

  3. морские бухты, губы, лиманы и заливы, берега которых принадлежат одному и тому же государству и ширина входа в которые не превышает 24 морских миль.

Если ширина входа в залив больше 24 морских миль, то для отсчета внутренних вод в этом заливе проводится прямая исходная линия в 24 морские мили внутри залива от берега к берегу, но таким образом, чтобы ею было отграничено воз­можно большее водное пространство. Это же правило приме­няется к морским бухтам, губам и лиманам.

В состав государственной территории некоторых морских государств входят также исторические воды. В частности, Кон­венция о территориальном море и прилежащей зоне и Конвенция ООН по морскому праву подтвердили международную прак­тику, согласно которой некоторые заливы, независимо от ширины входа, считаются внутренними водами прибрежного государства в силу исторической традиции. Такие заливы на­зываются „историческими". К ним, например, относится на Дальнем Востоке залив Петра Великого до линии, соединяю­щей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный (ширина входа 102 морские мили). Его статус как исторического залива был определен Россией в 1901 году в правилах морского рыб­ного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства, а также в соглашениях с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928, 1944 годов. Этот статус залива Петра Великого был подтвержден изданным в 1957 году Постановле­нием Совета Министров СССР. Историческим заливом СССР является также Чешская губа в Баренцевом море, которая глубоко вдается в сушу и окружена ею.

Канада считает историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль), Норвегия - Варангерфьорд (ширина входа 30 морских миль), Тунис - Габесский залив (ширина входа 50 морских миль).

Доктрина международного права также не ставит под сомне­ние право государств объявлять некоторые заливы, окруженные сушей одного государства, но имеющие ширину входа более 24 морских миль, историческими заливами. Так, Д. Коломбос полагает: „В силу исторических или освященных давностью оснований, либо оснований, покоящихся на особенностях залива, прибрежное государство вправе притязать на более широкий пояс береговых вод, если оно может доказать, что оно дли­тельное время осуществляло верховенство над данным заливом и что такое притязание прямо или молчаливо признано подав­ляющим большинством других государств". Следовательно, по мнению Д. Коломбоса, для объявления государством како­го-либо залива историческим необходимо прежде всего выдви­нуть либо исторические основания, либо основания, вытекаю­щие из особенностей залива. Подобная позиция характерна и для значительного числа других авторов — специалистов между­народного права.

Международное договорное право до сих пор не содержит определений понятий „исторические воды" или „исторический залив" и не предусматривает оснований для объявления государ­ствами своих прав на такие морские воды. Генеральная Ассам­блея ООН еще в 1959 году (резолюция 1453 (XIV) от 7 декабря 1959 г.) поручила Комиссии международного права изучить данный вопрос и направить полученные результаты государ­ствам — членам ООН. Эта работа не завершена.

Правовой режим внутренних морских вод устанав­ливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности, судоходство и рыболовство во внутренних морских водах, а также научная и изыскательская деятельность регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства. В этих водах ино­странцам обычно запрещено заниматься любыми про­мыслами и исследовательской деятельностью без спе­циального разрешения. Как правило, любые иностран­ные суда могут заходить во внутренние воды другого государства с разрешения последнего. Исключением яв­ляются случаи вынужденного захода судов ввиду стихий­ного бедствия, а также воды открытых портов.

Военные корабли, находящиеся в иностранных внутренних водах с согласия прибрежного государства, пользуются имму­нитетом от юрисдикции прибрежного государства. Однако они обязаны соблюдать законы и правила последнего, а также соответствующие принципы и нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применение, уважение тер­риториальной неприкосновенности, невмешательство и др.).

Порядок захода иностранных судов в морские порты.

Воды морских портов — часть внутренних морских вод прибрежного государства. Как сказано в ст. 11 Конвенции ООН по морскому нраву, «наиболее выдающиеся в море посто­янные портовые сооружения, которые являются составной частью системы данного порта, рассматриваются как часть берега». Ввиду этого акватория морского порта оказывается как бы окруженной берегами прибрежного государства.

Прибрежное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также правовой режим их пребывания там. Оно решает, открывать или нет те или иные из своих портов для захода иностранных судов. Это положение получило отражение в заключенной в 1923 году в Женеве Конвенции о режиме морских портов.

В некоторых доктринах иногда встречается мнение о том, что морские торговые порты должны оставаться открытыми для всех государств, и торговые суда всех стран имеют право захода в любой морской порт, служащий для внешней тор­говли. Однако эта точка зрения не соответствует современно­му состоянию международного морского права. Практика государств основана на уважении полного суверенитета при­брежного государства над его внутренними морскими водами, включая морские порты. Именно этим объясняется то обстоя­тельство, что ни Конвенция о территориальном море и при­лежащей зоне, ни Конвенция ООН по морскому праву, участ­ники которой сознают, как отмечено в ее преамбуле, «тесную взаимосвязь проблем морского пространства и необходимость рассматривать их как единое целое», не устанавливают тем не менее правового режима внутренних морских вод в целом или какой-либо их части. Установление указанного правового режима является суверенной прерогативой прибрежного го­сударства.

Такой же прерогативой является право прибрежного го­сударства объявлять любой свой порт открытым или закрытым для захода иностранных судов. Однако в интересах поддержания и развития международных экономических и иных отношений прибрежные государства обычно открывают многие из своих портов для свободного захода иностранных невоенных судов без различия их флагов и дискриминации, а также заключают по некоторым вопросам, касающимся пребывания иностранных судов в них, международные соглашения. Как правило, для посещения открытых портов не требуется запрашивать у властей прибрежного государства разрешение на заход или направ­лять им уведомление об этом.

В морские порты, не объявленные открытыми, заход ино­странных судов допускается только с разрешения властей прибрежного государства, полученного в порядке, установлен­ном этим государством. Исключение допускается, как пока­зывает всеобщая практика и, следовательно, международный обычай, только в случаях вынужденного захода судна (авария, необходимость в медицинской помощи и др.). О таком заходе судно должно сообщить властям соответствующего морского порта.

В последние годы в связи с возникшей угрозой загрязнения морской среды, появлением судов с ядерными двигателями, возросшей интенсивностью морского судоходства и по неко­торым другим соображениям прибрежные государства стали принимать правила, которые или ограничивают заход в откры­тые порты некоторых категорий иностранных судов, или же устанавливают определенные условия, без выполнения которых иностранное судно может быть не допущено в открытый морской порт. Так, законодательством Швеции, Дании, Фин­ляндии, Марокко и других стран введен разрешительный поря­док для захода в их порты государственных некоммерческих судов.

Естественно, международное право не может вопреки согласию государств ограничивать законные проявления су­веренной воли государств, включая их право на регулирование допуска иностранных судов в свои порты. В. А. Киселев спра­ведливо заметил, что право прибрежного государства предъ­являть к иностранным судам определенные требования в ка­честве условия допуска в порты вытекает из его суверенитета над внутренними морскими водами и что это право должным образом учтено как в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне (и. 2 ст. 16), так и в Конвенции ООН по морскому праву (и. 2 ст. 25). Указанные нормы конвенций, пишет В. А. Киселев, означают, что прибрежное государство не только может предъявлять национальные требования в ка­честве условия допуска иностранных судов в порты, но даже препятствовать заходу в территориальные воды направляю­щихся в его порты судов, которые не отвечают таким требованиям. Вместе с тем следует уточнить, что прибрежное го­сударство может в данном случае воспрепятствовать заходу иностранного судна, направляющегося, как гласят положения конвенций, во внутренние воды, а не в территориальное море или территориальные воды.

Столь же определенно такое правомочие вытекает также из п. 3 ст. 211 Конвенции ООН по морскому праву, который предусматривает право государств устанавливать «особые требования для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды в качестве условия для захода иностранных судов в их порты или внутренние воды и для остановки у их прибрежных терминалов». Это право закреплено также в ряде других международных согла­шений, в частности в Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, гл. VIII которой требует, чтобы иностранные ядерные суда перед заходом в порт пред­ставляли прибрежному государству информацию о безопас­ности такого захода. Если прибрежное государство сочтет, что заход атомного судна представляет угрозу для водных путей или окружающей морской среды и т. д., то оно может не допустить такое судно в свой порт.

Однако, характеризуя суверенное право прибрежного государства не допускать захода иностранных судов в его мор­ские порты в порядке предупреждения любого нарушения условий, на которых эти суда допускаются им в свои порты и внутренние воды, нужно иметь в виду, что это право не осу­ществляется произвольно. Условия допуска иностранных судов в порты формулируются в соответствующих законах и пра­вилах прибрежного государства, публикуемых им в «Извещени­ях мореплавателям» или иным должным образом. Естественно, что прибрежное государство не может выходить за рамки уста­новленных им самим предписаний. Вместе с тем поскольку при­брежное государство открывает свои порты для международного общения и в интересах развития международного сотрудничест­ва, указанные законы и правила должны приниматься с учетом как общепринятых международных стандартов и практики, так и интересов международного сотрудничества, в том числе и в от­ношении регулирования допуска иностранных судов в порты и обращения с ними там без какой-либо дискриминации. В про­тивном случае такие законы и правила не только не будут соот­ветствовать интересам равноправного международного сот­рудничества, но и способны причинить ему ущерб.

Совершенно очевидно, что «выборочные» запреты на за­ходы иностранных судов в открытые для международного судоходства порты по политическим мотивам ведут к подрыву принципа международного сотрудничества и являются актами дискриминации, противоречащими принципу суверенного равенства и равноправия государств. На этом поприще, как из­вестно, систематически проявляют себя США и некоторые из их союзников. На протяжении многих лет американские власти заносили в «черные списки» морские суда, посещавшие порты Кубы, и на этом основании не допускали их в порты США. В настоящее время в порты США запрещен доступ судов, пла­вающих под флагом Албании, Кубы, Кампучии, КНДР и Вьет­нама, а для судов, имеющих национальность государств — участников Варшавского Договора, заход запрещен в 11 аме­риканских портов. При этом для судов ряда социалистических стран установлено требование заблаговременного запроса о разрешении на заход даже в открытые для них порты.

Некоторые государства требуют получения предваритель­ного разрешения для захода в свои порты научно-исследова­тельских или ледокольных судов. Вряд ли такого рода тре­бования соответствуют общим принципам мореплавания и поощрения научных исследований. Указанные требования явно расходятся с положениями Конвенции ООН по морскому праву, которая устанавливает, что прибрежные государства прини­мают меры для облегчения .доступа в свои гавани и содействия в предоставлении помощи морским исследовательским судам, соблюдающим положения конвенции (ст. 255).

Что касается военных кораблей, то, как и в любую часть внутренних морских вод, в морские порты, в том числе откры­тые, указанные корабли могут заходить по получении пред­варительного разрешения или приглашения (например, нанести визит вежливости) прибрежного государства либо, если зако­нодательство прибрежного государства это допускает, после предварительного уведомления. Прибрежное государство может устанавливать число и класс (равно как порядок и срок пре­бывания) иностранных военных кораблей, допускаемых в его порты.

Арктика и Антарктика

Арктика – часть земного шара, ограниченная Северным полярным кругом и включающая в себя окраины материков Евразия и Северная Америка, а также Северный Ледовитый Океан. Территория Арктики поделена между США, Канадой, Данией, Норвегией и Россией на полярные сектора. Согласно концепции полярных секторов все земли и острова, находящиеся к северу от арктического побережья соответствующего приполярного государства в пределах сектора, образованного этим побережьем и сходящимся в точке Северного полюса меридианами, считаются входящими в территорию данного государства. Нужно заметить, что боковые границы полярных секторов не являются государственными границами. СССР закрепил свои права в полярном секторе постановлением ЦИК СССР 1926г. Исключения составляют острова архипелага Шпицберген, принадлежащие Норвегии.

Антарктика представляет собой территорию земного шара южнее 60 градусов южной широты и включает в себя материк Антарктиду, шельфовые ледники и прилегающие моря. Правовой статус Антарктиды определен Договором об Антарктиде 1959г., в котором участвует около 40 государств. Это соглашение государств-участников Договора в 1995г. признано бессрочным.

В соответствии с положением Договора 1959г. все территориальные претензии государств в Антарктике «замораживаются».

Договором установлено, что Антарктика может использоваться только в мирных целях. В Антарктике запрещается:

  1. создание военных баз и укреплений

  2. проведение военных маневров

  3. испытания любых видов оружия

  4. проведение ядерных взрывов

  5. сброс радиоактивных отходов

За соблюдением Договора установлен строгий контроль. Каждое государство-участник Договора может назначать своих наблюдателей, которые имеют право доступа в любой район Антарктики в любое время. Наблюдатели и научный персонал станций в Антарктике находятся под юрисдикцией государства, чьими гражданами они являются.

Правовой режим живых и минеральных ресурсов Антарктики регламентируется Конвенцией о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980г., Конвенцией по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики 1988г.

Последним ограничительным документом стал Мадридский протокол 1991г., предусматривающий 50-летний мораторий на ведение в Антарктиде геолого-разведочных и горно-добывающих работ. Считается, что подписание этого документа, вместо подготовленной конвенции о минеральных ресурсах «шестого континента», связано с опасением ряда стран опоздать с созданием соответствующей техники к разделу антарктического «пирога».

То есть можно говорить о проблемах, с которыми столкнулась Россия в Антарктике. Если не будет финансирования наших станций, то мы будем вынуждены уйти оттуда, а уйдя один раз, мы потеряем Антарктику навсегда.

И под конец я хочу сказать, что у России есть еще одна проблема с территорией -эта проблема - Каспийское море. После развала СССР сразу несколько стран стали претендовать на ресурсы Каспия, но так как до сих пор не определено, что есть Каспий-море или озеро-проблема разделения его на участки очень затруднена. То есть в срочном порядке необходимо принимать какие-нибудь резолюции.

Список литературы.

  1. Бабурин С.Н. «Территория государства: правовые и геополитические проблемы», М., 1997 г.

  2. Ильин Ю.Д. «Лекции по международному публичному праву», г.Харьков,

изд-во Консум, 1996 г.

  1. Лукашук И.И. «Международное право. Общая часть», М., 1997 г.

  2. «Международное морское, воздушное и космическое право: общее и особенное», М., 1992 г.

  3. «Международное право», под ред. Колосова Ю.М. и Кузнецова В.И., М., 1995 г.

  4. «Мировой океан и международное право. Основа современного правопорядка в мировом океане», М., 1986 г.