А.Л.Ордин-Нащокин о развитии экономики

Формат: doc

Дата создания: 13.04.2005

Размер: 29.81 KB

Скачать дипломную работу

Министерство образования и науки Рязанского Государственного Педагогического Университета им. С.А.Есенина.

Факультет социологии, экономики и управления.

Отдел национальной экономики.

Тема:

А.Л.Ордин-Нащокин о развитии экономики.

Выполнила:

Студентка 1 курса

Группы Э-12

Федюнина Нелли.

Проверил:

Доцент кандидат

Исторических наук

Рязань 2005 г.

Содержание:

Введение……………………………………………………………….3

Глава1. А.Л.Ордин-Нащокин…………………………………………..5

§1. Начало деятельности………………………………………………...5

§2. Основные события и достижения Афанасия Лаврентьевича……………….6

§3. Взгляды на управление А.Л. Ордин-Нащокина…………………..10

Глава2. Важнейшие достижения Ордин-Нащокина………………….13

§1. Корабль «Орел»……………………………………………………...14

§2. Таможенная реформа Ордин-Нащокина………………………………15

Глава 3.Идеи русского меркантилизма в деятельности А.Л. Ордин-Нащокина………………………………………………………………..18

Заключение……………………………………………………………..21

Список литературы……………………………………………………...24

Введение

В развитии системы управления хозяйственной жизнью в России XVII век положил начало новому периоду, который характеризуется фактическим слиянием областей, земель и княжеств в единое целое. Постепенно лик­видировались пережитки феодальной раздробленности. Было положено начало объединению раздробленных региональных рынков в единый общенациональныйрынок. Укрепление дворянского землевладения и полное закрепощение крес­тьянства согласно Соборному Уложению 1649 г. означало победу дворянства над боярской знатью. Если раньше власть царя ограничивалась боярской Ду­мой и Земским собором, то во второй половине XVII в. сословная монархия начала трансформироваться в абсолютную самодержавную власть царя. В недрах феодального общества возникали и развивались новые эко­номические явления, подрывавшие основы натурального хозяйства и способ­ствовавшие неуклонному развитию простого товарного производства. Это приводило к росту городского населения и купечества. Крупные вотчины и поместья начинают производить все больше сельскохозяйственных продуктов для сбыта, одновременно организуя производство промышленных изделий. Во многих поместьях были основаны поташное, винокуренное, кожевенное и полотняное производства. Все более активно втягивались, в рыночные отно­шения и крестьянские хозяйства. Однако ремесленное производство уже не могло обеспечивать возрастающие запросы рынка, особенно в связи с быст­рым ростом городского населения. В России появляются крупные промыш­ленные предприятия — мануфактуры. К концу века их было уже более 30. Были построены металлургические и металлообрабатывающие заводы в Туле и Кашире. Появились стекольные и кожевенные заводы и предприятия по производству бумаги. По мере усиления общественного разде­ления труда и активизации обмена возникали крупные торговые центры. Быстро развивалась торговля России с Востоком и Западом. Торговые связи с азиатскими странами осуществлялись че­рез Астрахань, а с Западной Европой — через сухо­путную границу, а затем через Архангельск. Внеш­няя торговля почти полностью была сосредоточена в руках иностранцев, так как Россия не имела тор­гового флота.

Правительство стремилось к активизации торговли. Оно проводило линию на ликвидацию привилегий иностранным купцам. В 1646 г. беспо­шлинная торговля англичан, голландцев и других иностранцев была отменена, а после челобитной русских купцов в 1649 г. иностранным купцам было запрещено вести торговлю внутри страны, и отказано в транзитной торговле с восточными странами*.

Наряду с укреплением торговли царское правительство стремилось развить отечественное производство. Активно строились предприятия-мануфактуры. К их строительству привлекались иностранные предприниматели и русские купцы, которым предоставлялись льготы — монопольное право производства товаров, право беспошлинной продажи товаров, временное освобождение от на­логов.

Важную роль в развитии экономической политики и системы государственного управления середины XVII в. сыграл Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин (ок. 1605—1680) — сторонник ук­репления централизованного аппарата государст­венного управления, активно выступавший против боярского местничества и заботившийся об улуч­шении организации управления на местах. Ордин-Нащокин сделал попытку ввести городское само­управление в западных приграничных городах Рос­сии. Проводя реформы в Пскове, он поставил зада­чу оградить и укрепить его экономические пози­ции в борьбе с иностранным торговым капиталом. Экономические взгляды Ордин-Нащокина наиболее четко сформулированы в составленных им в 1665 г. указных «памятах» земским старостам Пскова и Новоторговом Уставе 1667 г.**

Торговлю Ордин-Нащокин рассматривал как один из важнейших источников дохода госу­дарства и способ улучшения народного благосо­стояния..

Важное значение придавал Ордин-Нащо­кин развитию финансовой политики. Он разработал целую систему регламентации денежного обращения, целью которой было привлечение в страну благородных металлов.

Глава 1.

А.Л.Ордин-Нащокин.

§1.Начало деятельности.

ОРДИН-НАЩОКИН, АФАНАСИЙ ЛАВРЕНТЬЕВИЧ (1606–1680) – русский государственный и военный деятель, дипломат, автор Новоторгового устава 1667. Родился в семье небогатого псковского дворянина около 1606. Вел род от некоего «Нащоки» – раненного в щеку участника восстания жителей Твери против ханского баскака Чол-хана в 1327. Детство и отрочество прошло на Псковщине – в Опочке. Местные дьячки научили его грамоте и математике, поляки – польскому языку и латыни, позже он сам овладел немецким и молдавским, а также современным ему русским литературным языком, риторикой – как он сам выразился, научился «писать слогательно». С 1622 года нес военную службу на псковской земле. В середине 1630-х годов обосновался в Пскове, завел дом, женился на дочери псковского дворянина Василия Колобова. Участвовал в городской жизни, стал доверенным лицом местных воевод, сумел установить контакты с представителями царского двора. На энергичного человека обратили внимание и с начала 1640-х годов стали привлекать к дипломатической деятельности. В 1642 году Ордин-Нащокин ездил на шведскую границу для осмотра и исправления ее, а также для принятия, на основании Столбовского договора, пограничных земель, вероломно захваченных шведами. Уже в ту пору об Ордин-Нащокине говорили, что он "знает немецкое дело и немецкие нравы". Внимательное наблюдение за иноземными порядками и привычка сравнивать их с отечественными сделали его ревностным поклонником Западной Европы и жестоким критиком отечественного быта. Он первый провозгласил, что "доброму не стыдно навыкать и со стороны, у чужих, даже у своих врагов". После него остался ряд бумаг, служебных донесений, записок или докладов царю по разным политическим вопросам. Это очень любопытные документы для характеристики как самого Ордин-Нащокина, так и преобразовательного движения его времени. Недаром даже враги признавали, что Афанасий умел "слагательно" писать. У него было и другое, еще более редкое, качество - тонкий, цепкий и ёмкий ум, умевший быстро схватывать данное положение и комбинировать по-своему условия минуты. Нащокин был одним из редких дипломатов, обладающих дипломатической совестливостью - качеством, с которым и тогда неохотно мирилась дипломатия. Он ничего не хотел делать без правды: "Лучше воистину принять злому животу моему конец и вовеки свободну быть, нежели противно правды делати".

§2.Основные события и достижения Афанасия Лаврентьевича.

Во время русско-шведской войны 1656-1658 годов он был друйским воеводой, показал себя талантливым полководцем и дипломатом. Участвовал в походе на Динабург, в штурме Витебска, самолично руководил штурмом Дриссы. Одновременно заключил договор с курляндским герцогом Иаковом, признавшим покровительство России. В 1658 году пожалован в думные дворяне и назначен шацким наместником. Царь хвалит его за то, что "он алчных кормит, жаждущих поит, нагих одевает, до ратных людей ласков, а ворам не спускает". Ордин-Нащокин на личном опыте убедился, что в армии нужно проводить коренные реформы, чтобы повысить ее боеспособность. Он предложил ввести рекрутские наборы, увеличить стрелецкое войско, резко сократить малоспособную дворянскую конницу за счет создания новых конных и пеших полков. Тогда эти мероприятия были прогрессивными. Современники отмечали: "Ордин-Нащокин вечно на все ропщет, всем недоволен: правительственными учреждениями и приказными обычаями, военным устройством, нравами и понятиями общества. Его симпатии и антипатии, мало разделяемые другими, создавали ему неловкое, двусмысленное положение в московском обществе". В 1658 году при активной роли Ордин-Нащокина было заключено перемирие со Швецией. За Россией сохранялись многие земли в Ливонии. В 1665-1667 годах он служил воеводой в Пскове. Стремился развивать промыслы, наладить производство селитры и солеварение. Об этом сохранилась переписка окольничего Ордин-Нащокина с царем. Он провел также ряд реформ городского управления, ввел элементы выборности. "Крепкое устроение градское во Пскове, - писал он, - необходимо для того, чтобы и внутренние обиды минули". Всем еще было памятно восстание городской бедноты под руководством Гаврилы Демидова в 1650 году. Как только Афанасий Лаврентьевич принял воеводские дела, то сразу же приблизил к себе наиболее энергичных людей, написал так называемые три "памяти", датированные 24 марта, 3 и 7 апреля 1665 года, и передал их для обсуждения в земскую избу. "Памяти" эти и составили "17 статей" псковской реформы, принятой горожанами в августе. В то же время воевода участвовал в переговорах с Речью Посполитой. Переговоры проходили успешно. Афанасий Лаврентьевич был искусным дипломатом, умел пойти на некоторые уступки, чтобы добиться успеха в главном. Заключение Андрусовского мира в 1667 году явилось несомненным достижением русской дипломатии. После этого Ордин-Нащокина пожаловали званием ближнего боярина и дворецкого. Он получил в управление Посольский приказ с титулом "царственные большие печати и государственных великих посольских дел сберегатель", то есть стал канцлером Московского государства. Позже ему были вверены также Смоленский разряд, Малороссийский приказ, чети Новгородская, Галицкая и Владимирская и некоторые другие отдельные управления. В период руководства Посольским приказом Ордин-Нащокин значительно активизировал внешнюю политику России. Он выступал сторонником союза с Речью Посполитой для борьбы со Швецией за выход к Балтийскому морю и для отражения турецкой агрессии. Вдумчивый и находчивый, он иногда выводил из терпения иноземных дипломатов, с которыми вел переговоры, и они ему же пеняли за трудность иметь с ним дело: не пропустит ни малейшего промаха, никакой непоследовательности в дипломатической диалектике. Сейчас подденет и поставит в тупик оплошного или близорукого противника, отравит ему чистые намерения, самим же им внушенные, за что однажды пеняли ему польские комиссары, с ним переговаривавшиеся. Многими талантами обладал Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Он глубоко интересовался экономикой страны, способствовал развитию промышленности. Немало сделал по развитию внешней торговли. Создавал торговые компании, устраивал торговые дворы. Организовал металлообрабатывающую, кожевенную, бумажную и стеклодувную мануфактуры. При нем в России усилилась торговля шелком. Взгляды Ордин-Нащокина на торговлю нашли свое отражение в Новоторговом уставе, который он разработал в 1667 году. Устав всячески поощрял развитие торговли. Заботами канцлера были созданы судоверфи на Западной Двине и на Оке, в селе Дединове. Он всегда был уверен в необходимости страны иметь, выход к морю, которое бороздили бы суда русского флота. Главный дипломат Московского государства интересовался и садоводством. И не просто интересовался, а немало сделал, чтобы улучшать и распространять его по стране. "На государственные дела, - писал он, - подобает мысленные очеса устремлять беспорочным и избранным людям к расширению государства со всех сторон, а это есть дело одного Посольского приказа". С именем Ордин-Нащокина связано и учреждение в 1666 году международной почты. Установилась почтовая связь с Польшей и Курляндией. Из Москвы в Вильнюс и Ригу и обратно стала регулярно доставляться корреспонденция. Причем торговый маршрут на Ригу проходил через Псков. В 1669 году вместо ямской гоньбы наладилась более надежная почтовая связь Москвы с Киевом, а затем с Архангельском и Сибирью. При Ордин-Нащокине улучшилась информация о европейских делах. Все более или менее заметные события становились известными Посольскому приказу в Москве из "вестовых писем" и иностранных газет. По почтовой связи русское правительство получало из-за границы более сорока газет на немецком, голландском, французском, польском, шведском и итальянском языках. На основе сведений, полученных из газет и "вестовых писем", составлялись "куранты" - первые русские рукописные газеты. "Куранты" писались на нескольких склеенных листах бумаги, иногда длиною в несколько метров. Если внимательно вдуматься в суть реформ, которые проводил глава Посольского приказа в различных областях русской жизни, и оценить его постоянное стремление вывести страну из отсталости, твердо укрепиться на берегах Балтийского моря, то станет ясно, что его деятельность во многом предвосхитила реформы Петра I. Но у самого Нащокина было много недоброжелателей. "Думным людям никому не надобен я, не надобны такие великие государственные дела... У таких дел пристойно быть из ближних бояр: и роды великие, и друзей много, во всем пространный смысл иметь и жить умеют; отдаю тебе, великому государю, мое крестное целование, за собою держать не смею по недостатку умишка моего". §3. Никто из московских государственных дельцов XVII в. не высказал столько, как он, преобразовательных идей и планов, которые после осуществил Петр. Ордин-Нащокину пришлось не только действовать по-новому, но и самому создавать обстановку своей деятельности. По происхождению своему он не принадлежал к тому обществу, среди которого ему привелось действовать. Привилегированным питомником политических дельцов в Московском государстве служило старое родовитое боярство, пренебрежительно смотревшее на массу провинциального дворянства. Ордин-Нащокин был едва ли не первым провинциальным дворянином, проложившим себе дорогу в круг этой спесивой знати, а за ним уже потянулась вереница его провинциальной братии, скоро разбившей плотные ряды боярской аристократии. Впрочем, политический кругозор Нащокина не ограничивался вопросами внешней политики. Нащокин по-своему смотрел и на порядок внутреннего управления в Московском государстве: он был недоволен как устройством, так и ходом этого управления. Он восставал против излишней регламентации, господствовавшей в московском управлении. Здесь все держалось на самой стеснительной опеке высших центральных учреждений над подчиненными исполнителями, исполнительные органы были слепыми орудиями данных им сверху наказов.

Нащокин требовал известного простора для исполнителей: «не во всем дожидаться государева указа, — писал он, — везде надобно воеводское рассмотрение», т. е. действие по собственному соображению уполномоченного. Требуя самостоятельности для исполнителей, он возлагает на них и большую ответственность. Не по указу, не по обычаю и рутине, а по соображению обстоятельств минуты должна действовать администрация. Такую деятельность, основанную на личной сообразительности, Нащокин называет «промыслом». Наконец, в административной деятельности Нащокина замечаем черту, которая всего более подкупает нас в его пользу: это — при взыскательности и исполнительности — беспримерная в московском управлении внимательность к подчиненным, участие сердца, чувства человечности в отношении к управляемым, стремление щадить их силы, ставить их в такое положение, в котором они с наименьшей затратой усилий могли бы принести наиболее пользы государству. Таковы административные взгляды и приемы Нащокина. Он делал несколько попыток практического применения своих идей. Наблюдения над жизнью Западной Европы привели его к сознанию главного недостатка московского государственного управления, который заключался в том, что это управление направлено было единственно на эксплуатацию народного труда, а не на развитие производительных сил страны. Народнохозяйственные интересы приносились в жертву фискальным целям и ценились правительством лишь как вспомогательные средства казны. Из этого сознания вытекали вечные толки Нащокина о развитии промышленности и торговли в Московском государстве. Он едва ли не раньше других усвоил мысль, что народное хозяйство само по себе должно составлять один из главнейших предметов государственного управления. Нащокин был одним из первых политико-экономов на Руси. Но чтобы промышленный класс мог действовать производительнее, надо было освободить его от гнета приказной администрации. Управляя Псковом, Нащокин попытался применить здесь свой проект городского самоуправления. Это единственный в своем роде случай в истории местного московского управления XVII в., не лишенный даже некоторого драматизма и ярко характеризующий как самого Нащокина, так и порядки, среди которых ему приходилось действовать. Приехав в Псков в марте 1665 г., новый воевода застал в родном городе страшную неурядицу. Он увидел великую вражду между посадскими людьми: «лутчие», состоятельнейшие купцы, пользуясь своей силой в городском общественном управлении, обижали «средних и мелких людишек» в разверстке податей и в нарядах на казенные службы, вели городские дела «своим произволом», без ведома остального общества; те и другие разорялись от тяжб и приказной неправды; из-за немецкого рубежа в Псков и из Пскова за рубеж провозили товары беспошлинно; маломочные торговцы не имели оборотного капитала, тайно брали у немцев деньги на подряд, скупали дешево русские товары и как свои продавали, точнее, передавали их своим доверителям, довольствуясь ничтожным комиссионным заработком, «из малого прокормления»; этим они донельзя сбивали цены русских товаров, сильно подрывали настоящих капиталистов, должали неоплатно иноземцам, разорялись. Нащокин вскоре по приезде предложил псковскому посадскому обществу ряд мер, которые земские старосты Пскова были обсудить с усердием. Здесь при участии воеводы выработаны были «статьи о градском устроении», своего рода положение об общенародном управлении города Пскова с пригородами в 17 статьях. Положение было одобрено в Москве и заслужило милостивую похвалу царя воеводе за службу и радение. Важнейшие статьи положения касаются преобразования посадского общественного управления и суда и упорядочения внешней торговли, одного из самых Деятельных нервов экономической жизни Псковского края. Нащокин видел главные недостатки русской торговли в том, что «русские люди в торговле слабы друг перед другом», неустойчивы, не привыкли действовать дружно и легко попадают в зависимость от иностранцев. Главные причины этой неустойчивости — недостаток капиталов, взаимное недоверие и отсутствие удобного кредита. На устранение этих недостатков и были направлены статьи псковского положения о торговле с иноземцами. В этом уставе Нащокин сделал еще шаг вперед в своих планах устроения русской промышленности и торговли. Уже в 1665 г. псковские посадские люди ходатайствовали в Москве, чтобы их по всем делам ведали в одном приказе, а не волочиться бы им по разным московским учреждениям, терпя напрасные обиды и разорение. В Новоторговом уставе Нащокин провел мысль об особом приказе, который ведал бы купецких людей и служил бы им в пограничных городах обороной от других государств и во всех городах защитой и управой от воеводских притеснений. Этот Приказ купецких дел имел стать предшественником учрежденной Петром Великим Московской ратуши или Бурмистрской палаты, ведавшей все городское торгово-промышленное население государства.

Его преобразовательная программа сводилась к основным требованиям:

1. к улучшению правительственных учреждений и служебной дисциплины;

2. к выбору добросовестных и умелых управителей и к увеличению казенной прибыли и государственных доходов посредством подъема народного богатства путем развития промышленности и торговли.

Глава 2.

Важнейшие достижения Ордин-Нащокина.

§1. Корабль «Орел».

Эпоха царствования на Руси Петра I - это эпоха великих преобразований во всех сферах жизнедеятельности российского общества - экономике, политике, социальном развитии, внутренней и внешней политике, науке и культуре, военном деле. Обладая широкомасштабным государственным кругозором, Петр I прекрасно осознавал, что, несмотря на ряд успехов в социально-политическом и экономическом развитии, которых удалось достичь России к концу XVII века, противоречие между отживающими свой век феодальными отношениями и зарождающимися в их недрах капиталистическими отношениями приобретает все более непримиримый характер. Петр I стал перед решением сложных задач совершенствования устаревшего государственного аппарата, укрепления и преобразования феодального строя и политической власти дворян, преодоления культурной отсталости, роста военной мощи России, переноса на русскую почву всего того нового, что выработали в своем развитии страны Европы.

Так, Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин, бывший в эпоху царствования царя Алексея Михайловича ближним боярином и воеводой, известным московским дипломатом, по свидетельству очевидцев “был боярином высоких достоинств, неутомимым исполнителем царской воли во всем, что касалось пользы отечественной”. Именно ему принадлежит заслуга в вынашивании идеи о создании регулярного флота в России и постройки первого боевого корабля. Будучи воеводой, в Ливонии Афанасий Лаврентьевич завел флотилию на Западной Двине, но после мира в Кардифе эта флотилия вместе с Ливонией была потеряна для русских. Однако вскоре мысль о воссоздании флота вновь овладела Ординым-Нащокиным, так как было принято решение об открытии судоходства на Волге и на Каспии. Постройка кораблей велась на Оке в селе Дединово Коломенского уезда. Строить корабли тогда на Руси не могли, и поэтому, очевидно, должны были пригласить иностранцев. Выбор пал на голландцев. Несмотря на энергию и влияние Ордын-Нащекина, препятствия делались на каждом шагу. Всякий, от кого требовалось содействие, кажется, ставил себе в обязанность не исполнять распоряжений и указаний прежде нескольких подтверждений. Все делалось только по особым царским указам. Нельзя не удивляться после этого, что корабль, названный “Орел”, заложенный в половине ноября 1667 года, был все-таки спущен через полгода; вскоре поспели еще яхта, бот и две шлюпки. Корабль “Орел” размерами был очень мал: длиной 80 футов*, шириной 21 фут и сидел на 5 футов в воде. Постройка всех этих судов обошлась с небольшим в 9 тысяч рублей. На корабле было 20 иностранцев, и к ним прибавилось в Казани 35 нижегородских стрельцов для охраны во время пути. Свое название корабль получил в честь русского Государственного герба.       Судьба по-своему распорядилась с первенцем Российского флота. Летом 1669 года "Орел", яхта, вооруженный струг, и две сопровождавших их шлюпки пришли в Астрахань. Здесь они были захвачены войском Степана Разина. Восставшие, опасаясь, что царь Алексей Михайлович использует в дальнейшем военный корабль против них, весной 1670 года сожгли все суда.       И, хотя "Орлу" не суждено было выполнить задачу по охране отечественного судоходства на Хвалынском (Каспийском) море, роль его в истории отечественного судостроения достаточно велика.

§ 2. Таможенная реформа Ордин-Нащокина.

В XVII в. в России начала складываться специализация мелкотоварного ремесленного производства, промыслов и сельского хозяйства. Шел процесс территориального разделения труда. Это способствовало росту внутренней торговли. Появились крупные торговые центры, постоянно действовали торговые ярмарки, где велась оптовая и розничная торговля. Развивалась и внешняя торговля, но большую часть доходов от нее получали иностранные купцы. На Севере торговым центром был Архангельск с английскими и голландскими торговыми дворами. Через Астрахань, где находились персидские и индийские торговые дворы, устанавливались торговые связи со странами Востока.

Россия перешла к накоплению капитала, прежде всего в сфере торговли. Расширялся обмен товарами между отдельными регионами. Рост экономических связей укреплял политическое единство государства. Однако происходящие в стране позитивные процессы тормозились отсутствием всероссийского рынка, единой государственной таможенной системы и правового обоснования таможенных процедур на всей территории страны. Экономика не выходила за рамки народных промыслов, а внешнеторговые связи в большинстве случаев контролировались иностранцами, которые не выполняли установленные таможенные правила и препятствовали торговле местных купцов.

В стране назрела необходимость таможенной реформы. В Соборном уложении 1649 г. были изложены нормы, предшествующие реформированию таможенного дела. Завершением первого этапа таможенной реформы явилось принятие Новоторгового устава 1667 г. Таможенная реформа продлилась до середины XVIII в., до ликвидации внутренних пошлин. Завершение таможенной реформы было закреплено в Уставе таможенном 1755 г. Он стал поворотным пунктом в истории таможенного дела. В него вошли статьи, как о внешних, так и о внутренних таможенных сборах, об устройстве таможен и таможенных формальностях. В исторической литературе этот законодательный акт был назван первым Таможенным уставом России. Подготовка Новоторгового устава осуществлялась под руководством А.Л. Ордин-Нащокина.

Ордин-Нащокин, покровительствовавший торгово-промышленному классу и видевший в его благосостоянии залог благосостояния государства, провел ряд новых статей, регулировавших торговлю псковичей с иностранцами. Идеи о реформе торгового дела были развиты законодательным порядком в проведенном им в Новоторговом уставе 1667 г. Ордин-Нащокин, знакомый с положением дел в Западной Европе, сравнивая с этим положением состояние дел в России, заметил, что главный недостаток московского управления заключается в том, что вся финансовая политика московского правительства была направлена исключительно на эксплуатацию народного труда в интересах фиска, «государевой казны», что интересы народа приносились в жертву фискальным интересам. В Новоторговом уставе политико-экономические взгляды Ордин-Нащокина нашли дальнейшее выражение. Он находился под влиянием господствующей тогда в Европе меркантильной системы и покровительствовал ввозу в Россию и сосредоточению в ней возможно большего количества иностранной монеты. Ордин-Нащокин внес существенный вклад в проведение таможенной реформы.

Введение в действие положений Новоторгового устава способствовало решению задач образования всероссийского рынка, служило источником пополнения казны и укрепления экономики государства.

Допуская свободный ввоз заграничных товаров в страну, правительство было заинтересовано в расширении торговли России с Западной Европой. В Россию шли драгоценные металлы и другие, необходимые для нее товары.

Таможенные правила стимулировали рост таможенных доходов и развитие народных промыслов. Успехов добились такие производства, как сыроваренное, винокурение, варка меда и пива, добывание селитры, металлическое, пушечное, шелкоткацкое и кожевенное дело и др.

Историческое значение Новоторгового устава как основы таможенной реформы состояло в том, что были подготовлены условия для осуществления экономических реформ Петром I и дальнейшего развития России.

Глава 3.

Идеи русского меркантилизма в деятельности

А.Л. Ордин-Нащокина.

В России идеи меркантилизма получили развитие в ХVIIXVIII вв. До XVII столетия для них не существовало условий, поскольку в ту пору господствовало натуральное хозяйство, торговля оставалась локальной и ограниченной. Процесс колонизации постоянно расширялся. Количество сельскохозяйственных продуктов возрастало, создавалась материальная база для развития торговых местечек и городов. Больше того, в XVII в. на­чалось формирование всероссийского рынка. Однако если в странах Западной Европы в связи с Ве­ликими географическими открытиями важную роль в пе­реходе к капитализму играла внешняя торговля, то в Рос­сии занять такое же место в этом процессе она не могла. Внешняя торговля имела для развития экономики значительно-меньшее значение. До завоеваний Петра I Россия оставалась практически отрезанной от морской торговли. Все это предопределяло своеобразие меркантилизма в стране.

Впервые идеи меркантилизма высказывались на Руси выдающимся дипломатом 60-х годов XVII в. Афанасием Лаврентьевичем Ордин-Нащокиным (ок. 1605—1680). Он был псковским дворянином, крупным землевладельцем, и этим определялась классовая позиция первого русского меркантилиста, верно служившего абсолютизму.

Ордин-Нащокин был высокого мнения о торговле, счи­тая ее «положительным делом», благородным. Подчерки­вая важность перемирия с Польшей (1667), он писал, что в договоре предусмотрена статья о торговле, от которой России «прибытки неоценные будут». Речь шла о внешней торговле. Ордин-Нащокин полагал, что «торговыми про­мыслами государства богатеют». Став в 1665 г. воеводой Пскова, он предложил ввести купеческое самоуправление в этом городе, оставив за воеводой лишь функции общего надзора. Купцы освобождались, по проекту, от других «градских служб» и обязанностей по финансовому ведом­ству. Этот план был изложен в трех «Памятках» (пись­мах) купеческим старостам Пскова. Ордин-Нащокин предлагал установить две ярмарки в Пскове (январскую и майскую), во время которых торговля с иностранцами могла бы контролироваться надлежащим образом и вестись только в это время. На выборных администра­торов Пскова возлагалось таксирование цен. Иноземцы обязывались платить 1/3. цены закупленных ими товаров в казну, и непременно серебром, в иностранной валюте. Ставилась задача перевести мелких скупщиков, заготов­лявших товары для иностранцев, на службу русским куп­цам (оптовикам), дабы только с ними имели дело иност­ранцы. Правда, реформа полностью не была реализована. В 1667 г. Ордин-Нащокин составил Новоторговый устав, согласно которому иностранцы должны были пла­тить пошлину в размере 6% продажной цены и проезжую пошлину в размере 10%. Некоторые товары (предметы; роскоши) облагались еще выше (с вина 15%). Поскольку « пошлинное серебро взималось по заниженной цене, то в целом платежи иностранцев оказывались на уровне 20%. Между тем с русских купцов взималась лишь «рублевая пошлина» в размере 5%. Розничная торговля иностранцам запрещалась. Не могли они торговать и между собой. Определялись места их оптовой торговли (Архангельск, Новгород, Псков). Лишь по специальным разрешениям допускались поездки иноземцев за пределы этих городов. Платить пошлины следовало серебряными ефимками (иоахимсталерами). Любопытно ограничение ввоза предметов роскоши. Русские купцы одобрили устав и поставили свои подписи.

Отмеченные проекты и мероприятия были разновид- ностью практического меркантилизма, который брался на вооружение русским абсолютизмом. Об этом свидетельствуют попытки усилить приток в Россию серебра, ограни­чить сферу деятельности иностранных купцов, усилить по­зиции русского купечества, дать ему некоторые «послаб­ления», попридержать ввоз предметов роскоши, использо­вать пошлины в фискальных целях. В этом сказывались, элементы теории «торгового баланса». Вместе с тем, выступая за развитие торговли и кредитных отношений, Ордин-Нащокин обращал внимание на развитие отечественной промышленности. Он принимал активное участие в организации различных мануфактур: бумажных, стекольных, кожевенных, а также в создании металлургических и металлообрабатывающих предприя­тий. Однако если западноевропейские меркантилисты рассматривали национальную промышленность только с точки зрения экспорта, то Ордин-Нащокин связывал развитие промышленности с удовлетворением потреб­ностей населения собственной страны, с уменьшением им­порта товаров из-за границы. В стремлении расширить торговый оборот главным образом внутри страны – особенность идей его меркантилизма.

Заключение.

При всех дипломатических качествах Ордина – уме, красноречии, жизненной цепкости – лавирование в водоворотах политической жизни России давалось ему к старости все трудней. Прямота в суждениях приблизила его опалу. В 1671 он был отстранен от службы в Посольском приказе, возвратился на родину и постригся в монахи под именем инока Антония. Однако черная ряса послушника Крыпецкого монастыря не смогла отгородить его от мирских дел. В стране не было лучшего знатока польских реалий, и в 1679 царь прислал за Ордином верных людей, приказав им облачить бывшего канцлера снова в боярское платье и доставить в Москву для участия в переговорах с польскими послами. Ордин чувствовал себя уставшим и не стал прилагать усилий к тому, чтобы закрепиться вновь в столице. Советы его в отношении поляков были признаны устаревшими, самого Ордина отстранили от переговоров и возвратили в Псков. Там он и скончался через год, в 1680 в Крыпецком монастыре в возрасте 74 лет. Ордин-Нащокин во многом предупредил Петра, и первый высказал много идей, которые осуществил преобразователь. Это был смелый, самоуверенный бюрократ, знавший себе цену, но при этом заботливый и доброжелательный к управляемым, с деятельным и деловым умом; во всем и, прежде всего он имел в виду государственный интерес, общее благо. Он не успокаивался на рутине, всюду зорко подмечал недостатки существующего порядка, верно, соображал средства для их устранения, чутко угадывал задачи, стоявшие на очереди. Обладая сильным практическим смыслом, он не ставил далеких целей, слишком широких задач. Умея найтись в разнообразных сферах деятельности, он старался устроить всякое дело, пользуясь наличными средствами. Но, твердя без умолку о недостатках действующего порядка, он не касался его оснований, думал поправлять его по частям. В его уме неясные преобразовательные порывы Алексеева времени впервые стали облекаться в отчетливые проекты и складываться в связный план реформы; но это не был радикальный план, требовавший общей ломки: Нащокин далеко не был безрасчетным новатором. Будучи сторонником усиления власти, монарха, Ордин-Нащокин, отлично понимал, что развитие экономики возможно только при условии сохранения известной самостоятельности местных торгово-промышленных центров. Он предлагал предоставить городам самоуправление, возвращающее выборный авторитет земским избам и ущемляющее всевластие воевод. Нащокин полагал, что такая система обеспечит наибольшие возможности подъема экономики на местах и не причинит ущерба центральной власти. В своих предложениях А. Л. Ордин-Нащокин предпринял попытку объединить систему мероприятий, осуществляемых государством по руководству экономикой страны, с требованиями развития частной инициативы и всемерного поощрения предпринимательства. В организации промышленности и торговли он считал необходимым заимствование опыта передовых западноевропейских стран. «Не стыдно доброму навыкать со стороны»,— утверждал он. Предложенный Нащокиным проект Новоторгового устава (1667 г.) содержал правила, регламентирующие внешнюю торговлю. Городам предоставлялась определенная свобода в ведении торговых операций, русским купцам — равное юридическое положение с иностранными купцами, откупщиками, гостями и прочими владельцами иммунитетов Государству рекомендовалось субсидировать развивающиеся отрасли промышленности.

А Л. Ордин-Нащокин первым в истории русской политической мысли разработал идеи «меркантилизма», имевшие широкое распространение в Западной Европе. Высказал он предложения и по военным вопросам. Он настаивал на замене конной дворянской армии ополчением из «даточных людей», обученных «иноземному строю» и вооруженных огнестрельным оружием. Нащокин полагал также, что необходимо начать строительство отечественного флота на Балтийском и Каспийском морях.

Внешнеполитические взгляды Нащокина ориентированы на установление мирных добрососедских отношений с окружающими странами, из которых он особенно выделял славянские государства, настаивая на заключении более тесных экономических и военных союзов с ними под руководством России. Мыслитель полагал, что такой союз будет содействовать развитию славянских стран, а также поможет им сплотиться, опираясь на помощь России, в случаях, требующих совместной обороны от врагов. А.Л.Ордин-Нащокин принадлежал к когорте русских реформаторов, умевших сочетать интересы патриотизма и обновления. Он стремился оградить отечественное производство путем протекционистских мер и обновленной фискальной политики. Большую роль на посту главы государства сыграло и его покровительство развитию торговли и флота, налаживанию торговых связей России со многими странами. Ордин поднял значение посольской службы, дав ей экономическое и политическое обоснование. Высокообразованный человек своего времени, Ордин-Нащокин выделялся среди придворных живым умом, блестящим риторическим талантом, эрудицией. Его разносторонняя деятельность оставила глубокий след во многих областях жизни России, подготовив страну к реформам Петра I.

Список литературы.

1. Ключевский В. О. Сочинения. М., 1957. Т. Ш, с. 334—351.

2. А. Л. Ордин-Нащокин, московский государственный человек ХVIIв., «Научное слово» Кн. Ш. М., 1904. С.121—138.

3. www. peter-club. spb. ru/point/kluzevskii. html, Точка зрения – портрет либерала, статья.

4.http://www.zakroma.narod.ru/

5. Кисловский Ю.Г. История таможенного дела России. Кн. 1. / Под общ. ред. М.В. Ванина. – М.: РУСИНА-ПРЕСС, 2004. – 338 с.

6.Таможенное дело России. Т. I.

7.Галактионов И.В., Чистякова Е.В. Ордин-Нащокин - русский дипломат XVII века. М.,1961.

8.И. А. Мусский “100 великих дипломатов” - М.: "Вече", 2001

9.Изюмов Е.А. "Их имена забыться не должны". Л., 1989

1 0.В.А.Дыгало. "Откуда и что на флоте пошло"

11.Иконников B.C. Ближний боярин А.Л.Ордин-Нащокин. – В кн.: Русская старина. 1883, № l0–11 12.Галактионов И.В., Чистякова Е.B. А.Л.Ордин-Нащокин – русский дипломат XVII века. М., 1961

13. Висковатов А. Краткий исторический обзор... - С.30.

14. Русский биографический словарь, С-Пб., 1905, с.294.