Бабочки и мотыльки

Формат: doc

Дата создания: 30.10.2001

Размер: 728.16 KB

Скачать дипломную работу

Б абочки являются одними из самых красивых на­секомых. Не отстают от них и многие мотыльки. И те и другие входят в отряд чешуекрылых (Lepi-doptera), который охватывает 140000 видов, со­ставляя вторую по величине группу насекомых (после жуков). Различие по размерам у чешуекры­лых более сильное, чем в любой другой группе. Размах их крыльев варьируется от 30 см у южно­американской совки до полу сантиметра у эриокрании.

Число и разнообразие этих созданий столь ве­лико, что даже специалисты затрудняются опи­сать различие между бабочками и мотыльками. На каждое грубое эмпирическое правило («Мотыльки летают ночью, а бабочки днем», или «Мотыльки имеют более мохнатое и толстое тело, чем бабоч­ки») находится столько исключений, что становит­ся ясно: исчерпывающее определение вряд ли воз­можно.

Как многие насекомые, бабочки и мотыльки подвергаются полному метаморфозу. Однако лишь немногие из насекомых испытывают такую же удивительную финальную трансформацию, когда гусеница или личинка сначала становится кукол­кой, а затем как по мановению волшебной палочки из нее появляется взрослая особь, уже снабженная всем необходимым для поиска пищи и партнера: крыльями, репродуктивными органами, высокоразвитыми органами вкуса, обоняния, а иногда и слуха.

Чтобы проследить ступени, ведущие к этому магическому превращению, можно начать с на­блюдения за гусеницей европейской бабочки-па­русника, когда, постепенно замедляясь, она зами­рает на вертикальной веточке. Ее организм подчи­няется командам крошечных желез, называемых corpora alata, которые присутствуют у всех насе­комых. Эти железы производят то, что современ­ные биологи называют ювенильным гормоном. По­ка этот гормон выделяется, насекомое находится в стадии личинки.

Когда производство ювенильного гормона пре­кращается, выделяются гормоны другого типа. На­чинается жизнь куколки — промежуточная стадия между гусеницей и взрослой бабочкой. В это вре­мя гусеница сбрасывает свою ярко окрашенную кожу, обнажая невзрачную оболочку хризалиды, или куколки, которая еще напоминает сегментиро­ванное тело личинки.

Находящееся внутри существо совершенно не­подвижно, но отнюдь не мертво. Внутри хризали­ды работают мощные жизненные силы. После пре­кращения выделения ювенильного гормона личи­ночные клетки гусеницы действительно постепен­но умирают, а вместо них начинают развиваться дремавшие до сих пор взрослые клетки. В зависи­мости от времени года этот процесс продолжается от 10 дней до семи месяцев: клетки вырастают и формируются в совершенно новое создание, кото­рое появится из хризалиды как взрослое насеко­мое.

Как видно из представленных на этих страницах снимков, обна­ружить какое-либо сходство между неуклюжими гусеницами и яркими взрослыми бабочками совер­шенно невозможно. Покрытая шипами пятнистая личинка (прямо внизу) не дает никакого намека на элегантную полосатую нимфалиду, которой она ста­нет во взрослом возрасте.

И никто бы не подумал, что зеленая гусеница с комически свирепым «лицом» (справа) превратится в парусника троила, одну из самых красивых бабочек в семействе красавиц.

Превращение ползающей личинки в великолеп­ную огненно-красную бабочку-данаиду является одним из самых захватывающих чудес природы. Метаморфоз начинается с появления личинки и, пройдя через пять линек, заканчивается стадией куколки. Личинка непрерывно поедает листья, ра­ботая на будущее взрослое существо, находящее­ся под ее светлой кожей.

Диета личинки состоит из молочая — растения, ядовитого для большинства животных, но только не для гусеницы данаиды. Такой иммунитет обес­печивает насекомому пожизненную защиту от врагов, которые узнают любительницу молочая по ее так называемой предупредительной окраске и тщательно избегают как гусениц, так и взрослую бабочку.

Это бесконечно сложное изменение имеет чет­кую цель: сделать так, чтобы личинки и взрослые особи вели различный образ жизни, идеально под­ходящий для их абсолютно разных функций и нужд. Гусеницы - сугубо земные существа, иног­да причудливо орнаментированные яркими или камуфляжными узорами и шипами, отличными от наряда взрослой бабочки. Единственная их цель — поглощать пищу. Взрослые насекомые ради своей главной репродуктивной функции поднимаются в воздух, хотя некоторые их них, питаясь цветоч­ным нектаром, невольно играют при этом еще и роль опылителей, уступая по приносимой здесь пользе лишь пчелам. Другие чешуекрылые не спо­собны питаться и живут только до исполнения своей репродуктивной роли.

Одна из самых удивительных симбиотических свя­зей в мире насекомых возникает между австралий­ской хвостаткой, Jalmenus evagoras, и невзрачным черным муравьем рода Iridomyrmex. Самка бабочки неизменно откладывает яйца на ветке лозняка (сле­ва). Появившиеся гусеницы немедленно берутся под опеку муравьями, которые защищают их от парази­тов и хищников.

Как будто в качестве платы за свои труды, му­равьи доят из личинок выделяемый ими секрет. При вступлении в стадию куколки производствовещест­ва прекращается. Однако муравьи продолжают ох­ранять куколок, хотя и не получают за это свой лю­бимый напиток. Когда из хризалид появляются взрослые бабочки, происходит странная перемена: прежние защитники нападают на них, очевидно, ду­мая, что те угрожают их куколкам. После того как последние бабочки спасутся бегством, муравьи ухо­дят под землю и ждут другого лета и другой гене­рации гусениц, за которыми надо ухаживать.

Некоторые взрослые мотыльки обладают столь хорошим слухом, что могут обнаружить эхолокационные сигналы питающихся ими летучих мы­шей. Обнаружив эти ультразвуковые сигналы, ночные мотыльки немедленно совершают маневр, чтобы избежать встречи с врагом. Глаза чешуе­крылых способны воспринимать ультрафиолето­вый свет, с помощью которого они могут опреде­лять цветочные узоры, не видимые менее чувстви­тельными глазами.

Чешуекрылые имеют чрезвычайно острое обо­няние. Соответствующие органы бабочки и мо­тыльков расположены главным образом на усиках, или антеннах. Поскольку обоняние является клю­чевым средством, позволяющим самцу обнаружить самку, оно играет первостепенную роль для выжи­ваемости вида. Самец может почувствовать запах самки на расстоянии мили. Рекорд здесь при­надлежит бабочке китайского шелкопряда, самец которой способен обнаружить самку почти за семь миль

З амечательная маскировка бабочек, мотыльков и их гусениц приняла три формы: 1) защитное сходст­во, когда насекомое становится похожим на какой-ли­бо предмет, как, например, мотылек, имеющий форму шипа; 2) мимикрия, т. е. имитация опасных или ядовитых животных, и 3) защитная окраска, или камуфляж, скрадывающая их на таком естественном фоне, как мох, листья или лишайник.

Этот маскарад не является осознанным или обду­манным, а представляет собой результат естественно­го отбора. Бабочка-мутант, случайно приобретшая за­щитную окраску или форму, имеет больше шансов выжить. Затем она передает эти изменения некото­рым из своих потомков и после смены многих поколе­ний они становятся характерными для данного вида. Это поразительный пример выживания тех, кто луч­ше всех приспособился. Благодаря изысканным цветам и воздушной грации бабочки стали объектом вдохновения поэтов, симво­лом бессмертной жизни и самыми популярными на­секомыми. Однако эти экзотические цвета и узоры на крыльях не являются просто случайными фан­тастическими мазками на палитре природы. Они служат вполне определенным целям.

Некоторые отметины, например, шесть широко открытых глаз на крыльях американской P recis coenia предназначены для того, чтобы отпугивать врагов. Глаз на крыле совки эутизанотии выполняет роль мишени, которая может отвлечь врага от жиз­ненно важных органов. Другие цветные узоры, на­пример, у самой распространенной из всех бабочек, репейницы, и ли у называе­мого «летающим цветком» светлого парусника, несмотря на их бросающуюся в глаза элегантность, являются чудесным камуфля­жем на фоне часто посещаемых цветов.

Миграция бабочек-данаид.

Каждую осень данаиды Северной Америки снимают­ся с места и отправляются на юг, нисколько не усту­пая в своей выносливости многим перелетным пти­цам. Миллионы хрупких на вид созданий поднима­ются в воздух в Южной Канаде и преодолевают око­ло 2000 миль. Бабочки, обитающие на западе конти­нента, летят к побережью Калифорнии, а живущие на востоке путешествуют через Флориду и побе­режье Мексиканского залива и садятся высоко в Альтиплано, северо-западнее Мехико.

Путешественники неизменно, из года в год следуют одними и теми же маршрутами, останавливаясь чтобы подкрепиться нектаром диких цветов. Особен­ной популярностью у них пользуется золотарник (внизу). Оказавшись на зимних квартирах, бабочки собираются плотными массами на деревьях (на сле­дующей странице), хотя прилетают они обычно группами не более десяти штук. Весной данаиды вновь улетают на север. По пути самки откладывают оплодотворенные яйца на молочай. Ко времени окон­чания путешествия туда и обратно практически все из первоначальных мигрантов умирают.

На тему: Бабочки и мотыльки

Готовил: ученик 8 «Е» класса

СПОШ 25 г. Благовещенска

Зуев Евгений

Проверил: учитель Биологии

Лисовина Л.Н.